Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3232 от 16.11.2012 под заголовком: От редакции: Поколение наследников

От редакции: Новые должности для хороших сыновей

Е. Кузьмина / Ведомости

Региональная власть в России быстро омолаживается. Исполняющим обязанности губернатора Подмосковья – одного из ключевых регионов страны – назначен 42-летний Андрей Воробьев. Вчера Государственное собрание Мордовии объявило, что министром целевых программ и вице-премьером республиканского правительства назначен 34-летний Алексей Меркушкин. Среди обязанностей нового министра – подготовка столицы республики, Саранска, к такому важному событию, как чемпионат мира по футболу 2018 г.

Эти назначения – еще один повод разобраться в закономерностях отечественной кадровой политики и возможных изменениях ее приоритетов.

Оба молодых чиновника – профессионалы-управленцы: они успешно вели бизнес. Воробьев, кроме того, сделал успешную политическую карьеру в «Единой России», стал главой партийной фракции в Госдуме и был включен в число 500 президентских кадровых резервистов. Складывается впечатление, что Воробьев и Меркушкин получили должности по меритократической системе отбора – когда карьера чиновников зависит от эффективности их повседневной деятельности.

Однако вопросы о карьере обоих все же возникают. Воробьев – сын сенатора Юрия Воробьева, бывшего первого заместителя Сергея Шойгу. Воробьев-младший в эфире телеканала «Дождь» назвал Шойгу своим крестным отцом в политике. Меркушкин – сын Николая Меркушкина, губернатора Самарской области, который до весны 2012 г. был президентом Мордовии и привел «Единую Россию» на выборах в Госдуму в декабре 2011 г. к честной победе с кавказским результатом (91,6%). Два сына двух влиятельных отцов.

В принципе, ситуация в нашей стране распространенная. Даже поверхностный взгляд на списки депутатов и сенаторов обнаруживает среди них немало сыновей, братьев и сестер министров, губернаторов, их заместителей и других депутатов. Новый порядок формирования Совета Федерации, снизивший возрастной порог для будущих сенаторов с 30 лет до 21 года, только расширяет возможности в этой сфере.

Высокопоставленные силовики и бюрократы часто используют свой политический вес для продвижения «своих». Одни стремятся провести в Госдуму и Совет Федерации родственников и близких друзей, чтобы укрепить собственный лоббистский потенциал.

Другие, продвигая подросших детей и других родственников на ответственные посты в госкомпаниях, банках и других структурах, конвертировали политический капитал в контроль над материальными активами и финансовыми потоками. Вторая схема напоминает поздний СССР, где детям партхозноменклатуры негласно запрещали делать политическую карьеру, зато отправляли на престижные должности за границей или в торговле. В регионах часто можно обнаружить связку отца-губернатора и сына-депутата или мэра регионального центра с женой-парламентарием.

Дмитрий Медведев, будучи еще президентом, в меру собственных ограниченных возможностей пытался создать единые правила отбора на высокие посты, публикуя списки резервистов и критерии оценки эффективности деятельности региональных администраций. Его усилия встретили сопротивление части бюрократии, считающей порученные сферы ответственности вотчинами, которыми можно управлять по собственному усмотрению, как средневековые феодалы, передавая полномочия по наследству или по принципу личной лояльности.

Последние кадровые решения в регионах при всех отличиях (пост губернатора Подмосковья – это не министра в Мордовии) могут означать новую тенденцию в кадровой политике. Создается впечатление, что истеблишмент отказался от условностей и переходит к открытому формированию наследственной квазиаристократии, которая совмещает бюрократические полномочия с контролем над финансовыми потоками в ходе реализации современных мегапроектов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать