Статья опубликована в № 3301 от 07.03.2013 под заголовком: От редакции: Наследие Чавеса

От редакции: Умер вождь антизападного интернационала

Уго Чавес
F.Llano / AP

До конца 1990-х гг. Венесуэла была функционирующей демократией, испытывавшей структурные экономические проблемы и снижение уровня жизни. Именно это сочетание факторов – действующий механизм демократии и глубокое разочарование граждан в традиционной политической элите – позволило офицеру, революционеру и левому популисту Уго Чавесу выиграть выборы в 1999 г.

Чавес предложил малообеспеченным горожанам и жителям деревни простой контракт. Взамен на электоральную поддержку своего кандидата общественные низы получили и получают долю от сырьевых доходов, а также социальные блага: бесплатные медицину и образование и корзину продуктов по фиксированным госценам. В годы «боливарианского социализма» сотни тысяч людей переехали из хижин в сносное жилье. Доля венесуэльцев, живущих ниже уровня бедности, сократилась с 2002 по 2011 г. с 49 до 30%, средняя продолжительность обучения в школе выросла с 6 до 7,6 года.

Чавес занялся не только социальной политикой, но и институциональной перестройкой страны, что и сделало его в конце концов фигурой мирового масштаба. Хорошо понимая роль телевидения как главного источника информации для миллионов обывателей, команданте закрыл критически настроенные частные телекомпании, владельцы других ради сохранения бизнеса вынуждены были сменить редакционную политику. Венесуэльцы получили многочасовые (рекорд – более шести часов) передачи «Алло, президент». Серьезные проблемы возникли в Венесуэле у среднего и крупного бизнеса. Многие компании, в частности сталелитейная Fidor, крупные заводы по производству минудобрений были национализированы.

В стране был принят закон о борьбе со спекуляцией.

Государственные аудиторы проверяли цены производителей и торговых сетей. Нарушители рисковали получить внушительный (до $300 000) штраф, а в случае повторения лишались собственности. Государственные и частные крупные компании отягощены социальной ответственностью: строительством жилья и развитием сельского хозяйства.

Чавес превратил свою страну в политический штаб мирового антикапиталистического и антиамериканского популизма, обеспечивающий экономическую и идеологическую поддержку близким по духу политическим силам. Левые партии, выигравшие выборы в Боливии, Эквадоре, Никарагуа, действовали в своих странах по венесуэльскому сценарию: устанавливали контроль над массовыми СМИ, бизнесом, общественными организациями, начинали давление на конкретных оппозиционеров. Значительную роль в руководстве страны играли военные и политические советники с Кубы, которая была главным получателем венесуэльской сырьевой поддержки. В друзьях у Венесуэлы появились Китай, Иран, Белоруссия и Россия.

Высокие цены на нефть были одной из ключевых причин успеха этого антизападного интернационала. Но политизация общественной и деловой жизни часто оборачивается экономическими проблемами – даже в богатой нефтью стране. По словам заведующего лабораторией Института Латинской Америки РАН Виктора Семенова, немало национализированных предприятий превратилось из успешных в убыточные. Чтобы преодолеть последствия кризиса и выполнить социальные обещания, Венесуэла прибегла к масштабным займам, госдолг достиг $32 млрд, уровень инфляции (18% в 2012 г.) – один из самых высоких в регионе. Посмотрим, как будет развиваться теперь судьба зависимых от Венесуэлы левых режимов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать