Статья опубликована в № 3330 от 18.04.2013 под заголовком: Второй мир: «Враждебные западные силы»

Василий Кашин: Китай меняет риторику вслед за реальными изменениями в экономике

Становление КНР как полноценной великой мировой военной державы происходит на наших глазах
Vincent Thian / AP

Опубликованная Китаем на днях Белая книга по вопросам обороны в разделе, посвященном задачам и угрозам, содержит ряд существенных новшеств, касающихся видения Китаем угроз собственной безопасности. Впервые многие приоритеты китайской внешней и военной политики названы своими именами. В разделе, посвященном текущей ситуации и вызовам, прямо указывается, что «некая страна усилила свои военные союзы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, расширила военное присутствие в регионе», а также часто предпринимает шаги, которые делают ситуацию в Азии более напряженной.

«Некая страна» – прозрачный намек на США, объявившие о переносе центра тяжести военного строительства в Азиатско-Тихоокеанский регион и о реанимации ранее заключенных союзов. Белая книга по вопросам национальной обороны публикуется Китаем каждые два года, и ее политические разделы содержат в концентрированном виде официальные взгляды китайского правительства на угрозы национальной безопасности КНР.

В списке вызовов национальной безопасности КНР в последней версии Белой книги на первом месте идет «некая страна», на втором – страны Восточной Азии, с которыми у Китая есть морские территориальные споры (особо выделена Япония). Традиционные угрозы международного терроризма, экстремизма и сепаратизма получили третье место, а когда-то центральная для Китая угроза формального отделения Тайваня от материка – только четвертое.

Всего лишь в 2011 г. раздел Белой книги, посвященный оценке текущей ситуации, был полон благодушных рассуждений о том, что ситуация в мире и в регионе «в целом мирная и стабильная», успешно работает ряд региональных организаций и нарастает экономическая интеграция.

Конечно, реальная военная политика Китая уже в течение длительного времени исходит из перспектив военного противостояния с США. Для этого создавался современный подводный флот, развивалась морская ракетоносная авиация и развертывались мощные противокорабельные ракетные комплексы берегового базирования. Однако новая классификация угроз знаменует собой качественный сдвиг в риторике и стиле внешней политики. На настоящем этапе Китай не считает необходимым более делать вид, что ощущает опасность лишь со стороны абстрактных «международных террористов». Проблемы и их источники названы своими именами. Опубликованная в понедельник статья в армейском официозе «Цзефанцзюнь бао» в конкретизации угроз зашла еще дальше, заявив, что «враждебные западные силы» стремятся «расколоть и вестернизировать» Китай.

Еще одним интересным новшеством Белой книги является параграф об использовании вооруженных сил для защиты интересов Китая за рубежом. В разделе отмечается, что проблемы безопасности, затрагивающие интересы Китая за рубежом, становятся все более острыми. К интересам, которые могут оказаться под угрозой, отнесены источники сырья и энергоресурсов, стратегические морские линии коммуникаций, права китайских граждан и организаций за рубежом. Хотя тема зарубежных интересов КНР давно разрабатывается в китайской политологической литературе, в документ такого уровня, посвященный вопросам военного строительства, эта тема еще не включалась.

В качестве позитивного опыта, уже полученного НОАК в этой сфере, названо участие китайского флота в антипиратской операции у побережья Сомали и вооруженных сил – в эвакуации китайских граждан из Ливии и Судана в 2011 г. Интересно, что примерно в тот же период Китай приступил к форсированному наращиванию численности стратегической военно-транспортной авиации, заключив контракты на закупку значительного количества бывших в употреблении самолетов Ил-76 в России, на Украине и в Белоруссии. Кроме того, сейчас Китай проводит летные испытания собственного тяжелого военно-транспортного самолета Y-20, обсуждается и возможность закупки в России новых Ил-76, производимых в Ульяновске.

Судя по публикациям в китайской военной прессе, в перспективе речь может идти о формировании воздушного флота в составе 100 тяжелых военно-транспортных самолетов, причем цифра обосновывается не потребностями в каких-то там гуманитарных миссиях, а необходимостью одновременной переброски одной пехотной дивизии в любую точку мира. Таким образом, становление КНР как полноценной великой мировой военной державы происходит на наших глазах.

Нарастание антизападной, антиамериканской риторики со стороны Китая имеет принципиально иную природу, чем нарастание антизападной риторики в России. В случае Китая изменения в риторике отражают уже произошедшие значительные изменения в военной, внешнеполитической и экономической сферах. В России эта риторика и немногие реально предпринимаемые меры (борьба с НКО) решают внутриполитические задачи и не подкрепляются сколько-нибудь серьезными изменениями в области реальной внешней политики или экономики. Все существующие у России противоречия с США по международным проблемам относятся к числу застарелых и традиционных. В сфере экономического сотрудничества наблюдается реальный прогресс, связанный с поддержанным США вступлением России в ВТО и получением Россией статуса постоянного, нормального торгового партнера. Россия может сколько угодно обвинять США в заговорах, а США Россию – в удушении демократии. Но масштабы совместных проектов, реально обсуждаемых, например, ExxonMobil и «Роснефтью», показывают, что не стоит обращать внимания на эти шумы. США с высокой вероятностью в обозримом будущем будет не до борьбы с Кремлем, а России предстоит осторожно искать свое место в быстро меняющемся мире.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать