Статья опубликована в № 3478 от 21.11.2013 под заголовком: Компания недели: «Мечел»

Александра Терентьева: Мировое господство опять откладывается

В плохую новость поверить легче, чем в хорошую. Когда говорят, что случилось что-то ужасное, сразу находится множество людей, которые, горестно вздыхая, подтвердят, что все именно к этому и шло. Что это закономерно и «раньше надо было думать».

Так произошло и с «Мечелом». 13 ноября утром 5-6 п. п. потеряли облигации компании. Тут же появился слух, что переговоры с банками-кредиторами о ковенантных каникулах провалились. Для компании это означает неминуемое банкротство. Крупнейший производитель коксующегося угля «Мечел» - самая закредитованная среди сталелитейных компаний России. На 1 июня ее чистый долг - $9,55 млрд. Некоторые условия кредитных соглашений (отношение чистого долга к EBITDA, отношение EBITDA к расходам на уплату процентов по кредитам) компания нарушила еще в конце 2012 г., о чем призналась в годовом отчете. В апреле банки пошли на уступки и смягчили условия. Но и их «Мечел» может нарушить, поэтому с кредиторами пришлось начинать переговоры о том, чтобы до 2015 г. не тестировать ковенанты, а также перенести выплаты по синдицированному кредиту «Мечел-майнинга» с 2014 на 2015-2017 гг. И вот сотрудники инвестбанков начали говорить, что появилась информация о провале. Все в панике пытаются ее перепроверить, никто ничего не понимает, и за пару часов до закрытия торгов на Московской бирже кто-то продает несколько крупных пакетов. Капитализация «Мечела» обваливается до исторического минимума - 28,3 млрд руб. ($861,8 млн).

Конечно, компания и банки тут же заверили, что переговоры «идут в положительном русле». Спустя два дня стало известно, что большинство банков пошли навстречу заемщику. Акции «Мечела» подросли. И банки можно понять: договориться и подождать проще, чем требовать вернуть деньги, увеличивать резервы под ненадежные кредиты, получить в собственность заложенные предприятия, а потом решать, что с ними делать. «Компания-зомби», которая бесконечно требует реструктуризации и рефинансирования, говорят инвестбанкиры. UC Rusal - еще один пример такого бесконечного хождения по банкам.

Иногда кажется, что банкротство все же могло бы стать выходом. В произведении это называется «кульминация» - высшая точка, после которой сюжет идет к логическому завершению. Банкротство - не как закрытие заводов, но как оздоровление компании - может быть такой точкой. Ведь сейчас и «Мечел», и UC Rusal, их инвесторы, кредиторы, рабочие пожинают плоды стремления основных владельцев расширить бизнес, подняться на международный уровень. Освободившись от бремени долга, компании могли бы засиять в полную силу, раскрыть потенциал по-настоящему, могли бы крепко держаться даже в такой сложной рыночной ситуации, как сейчас. UC Rusal - уникальный производитель алюминия с самой низкой себестоимостью в мире, «Мечел» - один из крупнейших мировых производителей угля. Мы видели упадок и возрождение GM, так что это возможно. Но в теории - или на американском примере.

Конечно, до банкротства не дойдет; конечно, все реструктурируют и рефинансируют. И нет никакой гарантии, что, как только рынки начнут восстанавливаться, а компании немного расквитаются с кредитами, у них не появятся новые долги на очередной план мирового господства.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать