Статья опубликована в № 3622 от 03.07.2014 под заголовком: Компания недели: «Роснефть»

Галина Старинская, Екатерина Дербилова: Собрания «Роснефти» все секретнее

Игорь Сечин
Bloomberg

Игорь Сечин любит цитировать великих людей. Его ответом на введенные США против него санкции стала фраза Шарля Мориса де Талейрана: «Все чрезмерное не имеет значения». Наблюдая за последними шагами «Роснефти» и ее президента (желание получить долю в «Транснефти», отменить монополию на экспорт газа, готовность судиться с «Газпромом» за доступ в газопровод в Китай «Сила Сибири»), думаешь, что фраза, сказанная Людовиком XIV: «Государство - это я» (ну или «Роснефть»), тоже органично вписалась бы в лексикон президента монополии.

За последнее время изменился подход компании к проведению годовых собраний - изменения отражают эволюцию самого Сечина. «Роснефть» стала публичной в 2006 г., а первый раз собрала акционеров в июне 2007 г. Тогда же состоялся дебютный выход в народ председателя совета директоров госкомпании Сечина. Он еще работал заместителем руководителя администрации президента. Сечин лично курировал подготовку собрания, проводил совещания и относился к этому событию чуть ли не так же серьезно, как к предшествовавшему IPO, рассказывали тогдашние топ-менеджеры «Роснефти».

Стиль общения с акционерами «Роснефти», выбранный тогда Сечиным, напоминал встречи кандидатов в депутаты с избирателями: председатель «Роснефти» говорил со всеми желающими, обещал рассмотреть все просьбы и жалобы и даже раздавал автографы. Сам Сечин тогда называл это платой за публичность. В официальной части собрания Сечин не давал расслабиться топ-менеджерам компании, заставляя их - порой по десятому кругу - отвечать на больные вопросы миноритариев о дивидендах и снижающейся капитализации. Первое собрание «Роснефти» затянулось до вечера, но акционеры расходились довольные - под впечатлением от Сечина.

Этот стиль Сечин сохранил ненадолго. В 2008 г. он перешел на работу в правительство и стал публичной фигурой. Разговоры с народными акционерами на собраниях «Роснефти» с каждым годом становились все короче и формальнее. Потом «Роснефть» стала проводить годовые собрания в Петербурге - в дни экономического форума. Сечин иногда появлялся только на части мероприятия, иногда совсем ненадолго выходил в перерыве в зал, а в прошлом году и вовсе президиум на время перерыва оцепила служба безопасности. Нескольких акционеров, просивших аудиенции Сечина, охрана провожала к нему, остальные оставались за чертой отчуждения.

В этом году собрание «Роснефти» проходило в Хабаровске. Сечин пробыл на нем не больше трех часов: сделал доклад и уехал на Сахалин на запуск платформы «Беркут» с Владимиром Путиным. А собрание прошло в режиме строгой секретности. Акционерам запрещалось проносить компьютеры, планшеты, фотографировать. Было больше похоже на совещание «Роснефти»: около 80% присутствовавших составляли сотрудники компании. Народные акционеры (их было не больше 20 человек) уже не выступали с посвященными «Роснефти» стихами.

Казалось бы, повод расстроиться. Не тут-то было - так даже лучше. К радости «Роснефти», на собрания теперь не приезжает Алексей Навальный и не требует, например, представить ему протоколы совета директоров или договоры с Китаем о поставках нефти. Никто не задает неудобных вопросов. Только так режим секретности не будет нарушен. Но ведь «все чрезмерное не имеет значения».

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать