Статья опубликована в № 3730 от 04.12.2014 под заголовком: Extra Jus: Ненужная гуманизация взяток

Дмитрий Скугаревский: Ненужная гуманизация взяток

36% осуждаемых за взятки - врачи и учителя
С. Николаев / Ведомости

На днях Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о снижении минимальных санкций за коррупционные преступления небольшой тяжести. Основной аргумент: осужденные за небольшие взятки не должны получать «неподъемные» для них штрафы. Но существует ли эта проблема в реальности? Анализ судебной статистики показывает, что нет.

Поправки корректируют «медведевскую» реформу Уголовного кодекса 2011 г. Суть ее состояла в следующем. Во-первых, были отменены нижние пороги наказания в виде лишения свободы для многих преступлений. Однако это не затронуло ч. 1 ст. 290 УК, карающую за получение мелких взяток (до 25 000 руб.). Ее предлагается корректировать сейчас - в этой статье и до реформы не было нижнего порога наказания. Во-вторых, в ходе этой реформы абсолютные значения штрафов были заменены «кратными»: если раньше штраф (как основное наказание) мог составить от 100 000 до 500 000 руб., то после реформы - от 25- до 50-кратного размера взятки. Для тех, кого судят за взятку в 500 руб., наказание смягчилось (их предельный штраф сократился до 25 000 руб.), а для тех, кого судят за взятку в 20 000 руб., - ужесточилось: минимальный штраф стал равен прошлому максимальному.

Законопроект может иметь три возможных эффекта. Первый: расширение диапазона назначаемых штрафов может повысить и вариативность судебной практики. Второй: вариативность приведет к большей индивидуализации наказания: станет проще назначать наказание, соразмерное социально-экономическому положению осужденного. Отсюда третий: повышается гуманность уголовной политики. Современная наука позволяет проверить эти три гипотезы.

Пояснительная записка к законопроекту содержит лишь одно число, что совершенно неприемлемо для проекта, корректирующего размер наказаний. Анализ того, как сейчас обстоят дела на практике, не проведен в принципе. Мы решили помочь законодателю, ответив на эти вопросы. Институт проблем правоприменения (ИПП) на основании уникальной базы статистических карточек на подсудимых, собираемой Судебным департаментом при Верховном суде, проследил судьбу 2200 человек - практически всех осужденных за получение незначительной взятки в 2009-2013 гг.

Анализ судебной статистики показывает, что основные бенефициары законопроекта - врачи и учителя: они составили 36% осужденных мелких коррупционеров. При этом медианный размер их взяток (2000 и 3000 руб. ) более чем в полтора раза меньше взяток, которые берут правоохранители и чиновники.

Мелким коррупционерам и сейчас не приходится платить штрафы в 1 млн руб. Медианный штраф за дачу взятки после «медведевского» ужесточения наказания - 100 000 руб. Да, этот штраф выше, чем 95% назначаемых в стране штрафов. Медианный штраф за уголовные преступления, где судьи назначают штраф (драки, мелкие кражи и т. п., но без учета административной практики - нарушений ПДД, «распития в неположенном месте» и др.), составляет 8000 руб. Но в стране с высоким уровнем коррупции и наказание за нее должно быть выше среднего.

Заблуждением является и утверждение авторов законопроекта, что «медведевские» поправки увеличили размер назначаемых наказаний. Мы построили подробную модель назначения наказаний, учитывающую социально-экономические, возрастно-половые, легальные и экстралегальные факторы, и посмотрели, как судьи назначали штрафы за получение взяток до и после мая 2011 г. (дата вступления в силу «медведевских» поправок). Оказалось, что размер штрафа после реформы в среднем упал на 17%.

Однако ужесточение произошло именно там, где желал законодатель. Так, средний размер штрафов для той четверти мелких коррупционеров, которую наказывают наиболее сурово (бравших более крупные взятки), вырос, а для нижней четверти - сократился. Во многом это произошло из-за конструкции нормы. Но дело и в том, что судебная система уже решила ту проблему, которую якобы призван решить законопроект.

Столь серьезное снижение жесткости наказания для мелких коррупционеров отражает и более широкое использование штрафов. Если раньше штраф использовался менее чем в 1/3 случаев, то теперь - более чем в 3/4. Это, безусловно, свидетельствует об уже произошедшей гуманизации и использовании более эффективных видов наказания за небольшие правонарушения.

Законопроект надуман и решает несуществующую проблему. Никто не назначает мелким коррупционерам штрафы в миллионы рублей из-за «медведевской» реформы УК. В развитых юрисдикциях со сложившимся представлением о том, как нужно наказывать преступников, уголовная политика разрабатывается при тесном взаимодействии законодателя с научным и экспертным сообществом. Россия потратила миллиарды рублей на создание лучшей в мире системы сбора и анализа судебной статистики, а законодатель полностью игнорирует ее при выработке решений. Без обратной связи неизбежно снижение качества законодательных инициатив. Аналитическая бедность пояснительных записок к сегодняшним законопроектам как нельзя лучше показывает вакуум, в котором оказываются те, кто разрабатывает законопроекты и принимает законы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать