Статья опубликована в № 3765 от 05.02.2015 под заголовком: От редакции: Больной, излечися сам

Онкобольные наедине с кризисом

При сохранении объема финансирования здравоохранения возможен дефицит лекарств

Вчерашний Всемирный день борьбы с онкологическими заболеваниями Россия встретила в беспокойстве. Хотя статистика смертности от онкологических заболеваний в России не выросла по сравнению с 2013 г., она стабильно высокая - 164 человека на 100 000 населения. В кризис ужесточается проблема обеспечения лекарствами.

Рост цен на лекарства вообще в аптеках по итогам 2014 г. составил около 12%. По оценке премьера, в 2015 г. будет 20%. По словам главного детского онколога Минздрава Владимира Полякова, если финансирование останется на прежнем уровне, то нас ждет дефицит лекарственных препаратов. Расходы на оборону выросли в 2015 г. по сравнению с 2014 г. на 21,2%, финансирование здравоохранения сокращено на 22,9%. В случае нехватки средств, говорит главный онколог Минздрава Михаил Давыдов, будут применяться «другие схемы лечения». Какими могут быть «другие схемы», можно только догадываться.

По словам вице-премьера Ольги Голодец, правительство увеличило сумму дотаций на 2015 г. на покупку иностранных лекарств до 16,3 млрд руб. Но в масштабах страны это немного, говорят врачи, и, поскольку в условиях девальвации цены на иностранные препараты уже выросли вдвое, этих дотаций может не хватить. В перечне жизненно важных препаратов, которые закупает государство, более 600 наименований. По словам врачей-онкологов, список примерно на две трети покрывает нужды пациентов, но уверенности, что государство будет выполнять свои гарантии, нет.

В списке нет названий конкретных препаратов и производителей, а только действующие вещества, говорит глава фонда «Адвита» Елена Грачева. Государство покупает лекарства на конкурсе, в этих условиях выгоднее купить российские дженерики, а не оригинальные препараты. Только 15-20% российских производителей дженериков соблюдают международные стандарты GMP. Кроме того, иностранные дженерики, как правило, в разы дешевле оригиналов, тогда как российские уступают в цене лишь незначительно.

Нужду в не зарегистрированных в России препаратах (покупать их государство не имеет права по закону) до сих пор в значительной степени покрывали благотворительные организации, кроме того, их можно было ввозить в частном порядке. Сегодня оба этих пути оказываются под вопросом. Во-первых, в кризис люди жертвуют меньше. Во-вторых, 23 января вступил в силу закон о запрете ввоза незарегистрированных препаратов «с целью сбыта», но как именно будет действовать закон на практике, пока непонятно. Учитывая склонность силовиков толковать закон расширительно, оснований для оптимизма не много.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать