Николай Эппле

Долгие проводы Франко

Независимый исследователь Николай Эппле о том, почему само по себе перезахоронение останков каудильо не решит задачу реального примирения нации

Первая пятилетка новой Москвы

Проект получился, но совсем не так, как задумывался

Цифровая болезнь российских чиновников

Почему нельзя выстроить новую экономику централизованно

Теневая экономика станет вариантом нормы

Новые сервисы и технологии заставят государство перестраиваться

Как увязать внешнюю политику с задачами внутреннего развития

ЦСР и РСМД предлагают Кремлю сохранить державу

Нащупать границы допустимого

История восстановления памятной доски Сталину как метод выявления моральной нормы

Рублев больше не Рублев

Почему сокрушение мифов полезно

Отходы прямой линии

Ручное управление создает новые издержки для системы

Знание – сила, поэтому вторично

Зачем президент противопоставляет воспитание образованию

Гомофобия как традиционная ценность

О чем говорит решение ЕСПЧ против России

Росгвардия оправдывает авансы

В России появилась политическая спецслужба

Неравная занятость

В развитых странах структура рабочих мест поляризуется, у России другие проблемы

Реконструкция протеста

Чем новая волна протестных акций отличается от волны 2012 года

Я тебе попереключаю!

Появится ли запрет обхода запрета обхода блокировок

Откуда берутся абсурдные решения

Низкое качество управления в регионах выгодно всем уровням власти

Наш русский маккартизм

Борьба с внешним врагом обрастает бюрократическими образованиями

Угольные скрепы Дональда Трампа

Приведет ли выход США из Парижского соглашения к отставанию на рынке «чистых» технологий

Инженеры человеческих цифр

Российская власть очень любит модные технические термины

Санитары холодильника

Торговые войны остаются востребованным инструментом внешней политики

Два уровня в политике «примирения»

Пропаганда релятивизма в отношении репрессий и ограничение общественных инициатив памяти