Мнения
Бесплатный
Николай Эппле
Статья опубликована в № 4346 от 21.06.2017 под заголовком: От редакции: Культура гомофобии

Гомофобия как традиционная ценность

О чем говорит решение ЕСПЧ против России

Признание ЕСПЧ закона о гей-пропаганде дискриминационным совпало с целым рядом событий, делающих нарушения прав ЛГБТ в России темой международного масштаба.

Проблема преследования геев в Чечне, поднятая «Новой газетой» в начале апреля, в мае оказалась темой переговоров президента России с лидерами других государств. Вмешаться в ситуацию Владимира Путина призывали Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон. Путин 5 мая обещал омбудсмену Татьяне Москальковой обсудить положение ЛГБТ на Северном Кавказе с генпрокурором Юрием Чайкой и главой МВД Владимиром Колокольцевым.

Вынесение ЕСПЧ решения именно сейчас – совпадение, говорит юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев. Жалобы на запреты гей-парадов подавались с 2009 по 2012 г. и были коммуницированы судом правительству России несколько лет назад (федеральный закон 2013 г. тут рассматривается как развитие ряда региональных законов, принятых ранее).

ЕСПЧ не впервые выносит решение в отношении действующего в России закона. Подобные решения касались, например, закона Димы Яковлева, законов об оперативно-розыскной деятельности, о борьбе с терроризмом и т. д. Обычно такие решения игнорируются. Хотя, как замечает Татьяна Локшина из Human Rights Watch, пенитенциарная реформа фактически стала результатом решения ЕСПЧ, приравнявшего к пыточным условия содержания в российских сизо.

По словам Локшиной, если применение закона на практике затормозится (а он и так не очень активно применяется), это будет своеобразным компромиссом. Если же Россия решит задействовать Конституционный суд для отказа исполнять решение ЕСПЧ, это будет откровенной насмешкой над международными институтами.

Пока что Минюст обещает оспорить решение ЕСПЧ.

Разница между пропагандистским и практическим действием закона удобна для реагирования на давление без потери лица. Консолидированное внешнее давление уже привело к тому, что операции против геев в Чечне приостановились, говорит Локшина. В то же время российский президент охотно отпускает прозрачные гомофобские намеки и в интервью Оливеру Стоуну, и отвечая на вопросы прямой линии (а Рамзан Кадыров увлеченно их комментирует).

Пропагандистский эффект закона держится на глубоко укорененной в российском обществе гомофобии (по данным «Левада-центра», 37% россиян считают, что представителей сексуальных меньшинств следует лечить и 18% – преследовать по закону). Именно к ней как к отражению традиционных ценностей апеллируют уже привычные в устах государственных лиц заявления на тему «гейропы» и «голубых мундиров». «Само это решение – иллюстрация реальной болезни европейского общества», – заявил Russia Today председатель комиссии СПЧ Кирилл Кабанов, депутат Госдумы Виталий Милонов отметил, что решение «говорит о верном и правильном пути, который выбрала наша страна в деле сохранения своей культурной и человеческой идентичности» (цитата по «РИА Новости»).

Международный скандал вокруг проблемы ЛГБТ в Чечне важен как пример того, чем может обернуться приверженность таким «традиционным ценностям». Речь не только о человеческих жертвах, но и о репутации страны.

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)