Мнения
Бесплатный
Максим Трудолюбов
Статья опубликована в № 3766 от 06.02.2015 под заголовком: Республика: Русское сопротивление

Русское сопротивление

Возможно только индивидуальное неповиновение, адаптация, поиск обходных путей

Многим кажется, что российское общество ничему не сопротивляется. Это иллюзия, вызванная особенностями российской истории. Индивидуальности, живущие в России, ничем принципиально не отличаются от тех, кто живет во Франции, Южной Африке или США. А сообщества отличаются: условия, к которым все в России привыкли, влияют на коллективное поведение.

История российского государства и его институтов в этом смысле очень важна. К моменту революции 1917 г. российское общество обладало огромным опытом автономного действия, включая самые творческие и жестокие способы сопротивления режиму. Люди, пришедшие тогда к власти, если и были в чем-то специалистами, то именно в организации коллективного сопротивления власти, в подрывной и террористической деятельности.

Эти люди были достаточно умны, чтобы понимать, что их товарищи по революции, владеющие теми же подрывными навыками, теперь их враги.

Основным содержанием политики большевиков с первых дней существования нового режима была борьба со всеми, кто был способен к организации и координации коллективных действий, - с меньшевиками, эсерами, профсоюзными лидерами, священниками, интеллектуалами.

Иногда, впрочем, и борьба была не нужна. Грустно и почти смешно читать воспоминания меньшевиков, пытавшихся наладить подпольную работу при советской власти, когда ни прежней законности, ни прав, включая право собственности, уже не существовало. Как устроить подпольную типографию, если без жилотдела нельзя получить даже угла? А если обманом или за взятку и получишь, то потом возьмут и без предупреждения отберут и даже чекистов вызывать не понадобится - просто отберут, потому что никаких прав нет.

Созданная Лениным и его талантливыми коллегами служба политической безопасности, с тех пор много раз переименованная, как будто бы сразу нашла себя. Тайные убийства, запугивание, шантаж, уничтожение репутаций, поощрение доносительства, фабрикация уголовных дел, манипулирование голосованием и другими процедурами - все это чекисты как будто умели делать от рождения.

Сегодняшние государственные СМИ России - продолжение чекистской системы. Они гораздо умнее прежних инкарнаций. Задача подавления любых коллективных реакций и действий граждан решается проверенными средствами с применением современных технологий - дезинформацией, дезориентацией, посыланием противоречащих друг другу сигналов. Содержание сигналов не важно. Важно одно - укрепление недоверия между людьми, перманентное разрушение социального капитала.

Прямое общественное сопротивление в таких условиях просто невозможно - именно потому, что манипуляторы-медийщики целенаправленно разрушают возможности координации и, главное, доверие. Задумавшимся о совместном действии двум людям (не говоря о большем числе) нужно решить «дилемму заключенного», в которой наиболее вероятной линией поведения другого человека является донос. А если знаешь, что другой может донести, то взаимное недоверие формируется мгновенно и просто не позволяет координировать действия. В таких условиях возможно только индивидуальное неповиновение, индивидуальное решение проблем, адаптация, поиск обходных путей, работа на себя, конформизм (подробнее см. мою статью «В обход идут люди и тем живы»).

Набеги граждан на магазины за телевизорами, гречкой и солью - характерный пример. Магазины заполняют вроде бы сотни тысяч людей, но это не общество. Это множество отдельных граждан, решающих свои индивидуальные проблемы.

Бытовая коррупция - то же самое. В отсутствие общественных механизмов каждый решает проблему индивидуально: лично платит чиновнику за услугу, трезво понимая, что никакого общества с его контрактными отношениями с государством просто не существует. Отметим в скобках, что большая коррупция, которую расследуют Алексей Навальный и профессионалы-журналисты, - это явление другой природы, это мошенничества, хищения, рэкет как следствие безнаказанности элиты. Но речь сейчас не об этом, а о состоянии общества.

Даже за пределами страны жители России крайне неохотно идут на контакт с земляками, если с ними не знакомы. Русские практически не формируют диаспор, а вот с местным населением легко вступают в контакт и быстро становятся частью групп и сообществ. Это лишнее доказательство того, что проблема России не в людях как таковых, а в поле, в котором они вынуждены существовать внутри страны.

В России создано, искусственно создано, и существует уже почти 100 лет «антимагнитное поле», которое затрудняет любые совместные действия, мешая людям объединяться даже для самых невинных занятий. Это осознанное создание помех формированию в России полноценного общества.

В итоге Россия состоит из радикальных индивидуалистов - умных, трезвых (пусть и пьющих), лишенных иллюзий людей, делающих то, что им, как они думают, выгодно. Это и есть русское сопротивление. Духовности и патриотизма здесь немного. Поддержка власти - есть там 80% или нет - укладывается в логику того, что можно назвать радикальным конформизмом, выросшим на почве недоверия. Отсюда, кстати, и общая необустроенность жизни. Объединяться для сложных задач, например для уборки, трудно - нужно объяснять цели, создавать организации, а вот для простых легче. Поэтому, кстати, свержение власти на волне недовольства в России очень даже возможно, ведь это простая разрушительная задача.

Вот с созидательными задачами труднее. Даже когда нынешняя деятельность государственных СМИ и других органов, разрушающих общество, будет прекращена, доверие само собой не возникнет. Это будет тяжелейшей проблемой для последующих правительств.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать