Статья опубликована в № 3798 от 26.03.2015 под заголовком: От редакции: Судьба резидента

Успех деофшоризации в России зависит от делового климата

Состояние правоприменения и судопроизводства не сулит ничего хорошего
  • Андрей Синицын

Российские планы деофшоризации имеют юридическое, понятийное и институциональное измерения. Долгая сложная дискуссия о том, какой вид примут и когда начнут действовать законы о контролируемых иностранных компаниях (КИК) и об амнистии капиталов, отражает противоречия между юридическим и понятийным. А вот прогноз эффективности этих мер довольно легко сделать, зная состояние институтов.

После совещания президента с правительством названы сроки предоставления информации о КИК (продлен до 15 июня), принятия закона об амнистии (до 1 июня) и подачи декларации по амнистируемым капиталам (до 31 декабря). Таким образом должна быть обеспечена синхронизация кнута (деофшоризации) с пряником (амнистией) – это было одним из главных требований бизнеса, опасавшегося раскрываться перед контролирующими органами. Пока не известно, как разрешится важная коллизия амнистии: на какие составы преступлений ее распространять.

Деофшоризация для Владимира Путина является политическим проектом. В публичной сфере все время говорится о необходимости «вернуть капиталы в Россию». Как минимум два раза за последнюю неделю – на встрече с РСПП и на встрече с главой Росфинмониторинга – президент намекал бизнесу, что на Западе «могут быть предприняты попытки воспрепятствовать возврату капиталов в Россию». На самом деле контроль происхождения средств в той же Британии, о котором в последнее время много говорят, несет равные риски для резидентов и нерезидентов, говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Никто на Западе не будет специально чинить препятствия бизнесу по стране происхождения владельца.

Но Путину важно послать сигнал бизнесу о том, что наша, родная, деофшоризация будет либеральнее и ласковее любой иностранной. Возможно, Путину действительно этого хочется – но тут возникают противоречия с принципами и рекомендациями FATF по борьбе с отмыванием денег. Амнистия, по мнению FATF, не должна становиться лазейкой для легализации доходов, полученных преступным путем, так что юридические возможности тут находятся в жестких рамках. Консультации с делегатами FATF пройдут в ближайшее время.

Препятствием для возвращения капиталов станет не только и не столько юридическая жесткость законов. Закон о КИК не требует собственно репатриации капитала, просто с иностранных доходов придется платить налоги в российский бюджет – это увеличит издержки бизнеса, поэтому все, кто может (прежде всего средний бизнес, не связанный прямо с государством), будут избегать раскрытия информации. Многие выберут вариант с утратой резидентства России. Репатриация капитала обязательна при амнистии – однако использование переведенных в российские банки средств после амнистии никак не ограничено. Капитал пойдет туда, где может безопасно работать. А в России с ее правоприменением и судопроизводством работать по-прежнему небезопасно, и этого не могут отменить никакие политические декларации. Так что и успех амнистии под большим сомнением.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать