Статья опубликована в № 3799 от 27.03.2015 под заголовком: От редакции: Шпиономания

В России все больше шпионов

Защита отечественных секретов и охота на изменников родины – необходимая составляющая холодной войны

На вчерашней коллегии ФСБ Владимир Путин сообщил об успехах борьбы со шпионами: «Пресечена деятельность 52 кадровых сотрудников и 290 агентов иностранных спецслужб». Президент снова связал деятельность неправительственных организаций с «заказом извне», заявив, что западные спецслужбы планируют дестабилизировать ситуацию в России накануне выборов 2016 и 2018 гг. Российское общество, обработанное в ходе информационной войны последнего года, вполне готово относиться к согражданам по закону военного времени. По данным ВЦИОМа, 48% респондентов, знающих про историю Светланы Давыдовой, считают, что ее следовало бы «заключить под стражу».

Во вторник Верховный суд подтвердил приговор продавщице сочинского рынка Екатерине Харебаве. Она получила шесть лет колонии за шпионаж в пользу Грузии – в 2008 г. сообщила ее военному представителю о передвижении российских войск. Харебава уже почти два года под стражей, история весьма напоминает случай Светланы Давыдовой, но бурной реакции общества и СМИ на эту историю не видно. То ли потому, что дело давнее, то ли Грузии общество симпатизирует меньше, чем Украине, то ли сказалось отсутствие пронзительных деталей вроде отлученного от груди ребенка. С Давыдовой обвинения сняты, справедливость восторжествовала, тема исчерпана.

Но число обвинений в госизмене и шпионаже растет. С 1 января 2014 по 3 марта этого года в Москве по этим статьям привлечены к ответственности девять человек. Помимо Давыдовой это физик-ядерщик Владимир Голубев, экс-сотрудник Московского патриархата Евгений Петрин, служащий Черноморского флота Сергей Минаков, сотрудник сочинского аэропорта Петр Парпулов, экс-служащий МВД Роман Ушаков. В феврале стало известно, что 18 августа приговор получили четыре военнослужащих ВМФ за передачу секретных сведений «иностранным государствам». Странно, если бы среди шпионов не было граждан Украины. С мая под стражей находится Юрий Солошенко, экс-директор полтавского оборонного завода «Знамя», задержанный в Москве. В конце февраля УФСБ по Свердловской области задержало Сергея Скирту, якобы занимавшегося промышленным шпионажем (высокотехнологичное энергооборудование) для Полтавского турбомеханического завода.

Охота на шпионов и изменников родины – важнейшая составляющая холодной войны. Особенно они удобны тем, что их дела расследуются в закрытом режиме. Обстоятельства, которые все-таки становятся известны, нередко обескураживают. Среди задержанных есть пенсионеры, чей допуск к гостайне давно истек, а переданная информация не является секретной. Вопиющий пример – дело Геннадия Кравцова, радиоинженера, обвиненного в госизмене из-за отосланного несколько лет назад в Швецию резюме. Людей, сотрудничающих с спецслужбами (в том числе вражескими) по зову сердца, называют «инициативниками». Ими легко объявить кого угодно – от многодетной матери до директора завода на пенсии. Новая редакция статьи о госизмене, по которой обвиняемый может не иметь допуска к гостайне, развязывает руки обвинению.