Статья опубликована в № 3814 от 17.04.2015 под заголовком: От редакции: Ритуальное общение

Прямая линия и отсутствие обратной связи

Владимир Путин снова провел сеанс одновременной игры на ожиданиях россиян

Прямая линия, на первый взгляд самый живой формат общения Владимира Путина с россиянами, на деле – один из самых ритуализованных и регламентированных жанров, в которых выступает глава государства. Нынешняя была 13-й по счету, неожиданностей от нее давно никто не ждет.

На честные ответы тоже мало кто рассчитывает. После того как в фильме «Крым. Путь на Родину» президент признал, что говорил неправду относительно отсутствия российских военных в Крыму, лукавство тоже в числе правил игры. Отрицательный ответ на вопрос Ирины Хакамады о том, воевала ли на юго-востоке Украины российская армия, трудно воспринимать как искренний. Среди обязательных элементов программы пикировка с Алексеем Кудриным, острый вопрос от Алексея Венедиктова, полушутливые вопросы про домашних животных и обещания решить конкретные проблемы. Все это мы видели и сейчас.

Отвечая на вопрос Кудрина о стратегии развития в условиях кризиса, президент, кажется, описал суть своей социальной политики. Для грамотной экономической политики нужна голова, а доверие граждан завоевывается сердцем. «Если мы сохраним доверие граждан, они будут поддерживать все, что мы делаем, и где-то готовы будут и потерпеть», – сказал президент. Если же действовать, не обращая внимания на нужды людей, доверие к власти будет утрачено «и мы будем вынуждены затыкать возникшие социальные проблемы гораздо большим количеством денег, чем предусмотрено сейчас на реальное, пусть и скромное, движение вперед».

Еще один обязательный в последние годы закон жанра – подчеркнутая мягкость позиции президента по потенциально конфликтным внешне- и внутриполитическим вопросам.

Достигается это за счет сгущения фона – в последнее время это антиукраинская риторика на госканалах, ужесточение цензуры и усиление «консервативной волны», заявления министров и депутатов, достойные махровых советских лет, небывалая активность силовиков (во время прямой линии в московском офисе «Открытой России» Михаила Ходорковского шли обыски). На этом фоне Путин говорит о том, что Украина – партнер и братское государство, внешнеполитических врагов у России нет, несистемная оппозиция нужна в парламенте, цветы на месте убийства Бориса Немцова никому не мешают, послевоенная политика СССР в Восточной Европе была ошибочной.

Главное, что бросалось в глаза на этот раз, – обилие жалоб и сдержанные, часто совсем краткие ответы. Основной посыл: года два придется потерпеть, но ситуация под контролем, а войны не будет.

Несмотря на кажущуюся естественность такого формата, в мировом контексте он довольно экзотичен, примерно как военный парад на главной площади страны. В нормально функционирующем государстве президенту незачем устраивать специальный сеанс ответов на вопросы граждан, потому что он и его правительство заняты этим все время. Такого рода прямые линии существуют там, где обратной связи нет.