Пехотинец Путина против МВД, СКР и ФСБ

Как Рамзан Кадыров, публично споря с федеральными силовиками, выращивает свою репутацию
Рамзан Кадыров /Саид Царнаев

Если участие России в украинском конфликте часто называют гибридной войной, то расширяющийся конфликт главы Чечни Рамзана Кадырова с федеральными силовиками можно назвать гибридным федерализмом. Кадыров, «пехотинец Путина», защищенный ранее данными обязательствами Кремля, уверенно чувствует себя в публичном конфликте и зарабатывает все более весомый медиастатус.

19 апреля в ходе спецоперации, проведенной в Грозном ставропольскими полицейскими и федералами, был убит Джамбулат Дадаев, подозреваемый в покушении на убийство ставропольского бизнесмена. На следующий день Кадыров приказал чеченским силовикам в случае появления на их территории чужих силовиков открывать огонь на поражение. МВД России заявило, что чеченские силовики были предупреждены об операции. МВД по Чечне опровергло это, а Кадыров потребовал у федерального министра Колокольцева разобраться и наказать виновных за дезинформацию. Управление СКР по Чечне возбудило уголовное дело против ставропольских полицейских. Глава СКР Александр Бастрыкин отменил постановление. «Жители ЧР спрашивают, почему отменена проверка <...>», – написал в своем Instagram Кадыров. СКР заявил о начале процессуальной проверки по поводу событий 19 апреля.

С одной стороны, Рамзан Кадыров давно на особом счету и у Кремля, и в медиа. В 2006 г. после драки в Кондопоге он предлагал навести порядок в Карелии. В Москве не однажды возникали конфликты с участием вооруженных чеченцев с удостоверениями силовых структур республики. Ликвидация Мовлади Байсарова – самый затертый пример. Были и операции в соседней Ингушетии, приводившие к конфликтам между республиками.

Комментарии Дмитрия Пескова, пресс-секретаря Владимира Путина, о том, что чеченские органы внутренних дел по субординации подчиняются федеральному министерству, несколько запоздали. Федералы и раньше не всегда могли получить доступ к скрывающимся на территории Чечни людям в розыске («Новая газета» называет имена Лечи Богатырова, Рамзана Цицулаева, Шаы Турлаева). Невозможность допросить Руслана Геремеева по делу об убийстве Бориса Немцова не выглядит чем-то необычным.

С другой стороны, публичная активность Кадырова сейчас воспринимается через призму острого конфликта с федеральными силовиками, который выплеснулся в медиа после убийства Бориса Немцова. В этом противостоянии плюсом Кадырова является то, что он лично комментирует события и защищает свою позицию, в то время как федералы остаются для медиа неким неопределенным сообществом, «источниками» в ведомствах. И пока верховный арбитр молчит, не желая или не в силах разрешить конфликт без потерь для себя, Кадыров как региональный лидер, спорящий со всеми федеральными силовиками, выращивает себе все более мощную репутацию.