Статья опубликована в № 3852 от 16.06.2015 под заголовком: От редакции: По волнам памяти

Госдума создает рынок забвения

Забвение чрезвычайно важно для общества, ориентирующегося на прошлое
  • Андрей Синицын

Во вторник Госдума должна рассмотреть в первом чтении законопроект о «праве на забвение». Нельзя не обратить внимания на точное попадание в российский идеологический мейнстрим. Забвение чрезвычайно важно для общества, ориентирующегося на прошлое.

Законопроект, дающий право гражданам удалять информацию о себе из поисковых систем, внесен в Госдуму четырьмя депутатами в конце мая, рекомендован к принятию профильным комитетом и, судя по всему, будет принят еще в весеннюю сессию. Граждане после этого смогут без суда требовать от поисковых систем удалять из выдачи недостоверную, неактуальную или распространяемую с нарушением законодательства информацию о себе; если поисковик отказывается, гражданин может заставить его через суд (и поисковик будет оштрафован).

В законопроекте много неясностей. Непонятно, что значит удалять ссылки на информацию. Поисковику придется не только вступить в бюрократическую переписку с жалобщиками, число которых может достигать сотен тысяч, но и премодерировать весь индексируемый контент. Непонятно, что делать с зарубежными поисковиками. Непонятен круг операторов, обязанных удалять информацию. Вопросов еще много. Представители отрасли раскритиковали проект, «Яндекс» опубликовал специальное заявление и подробное заключение. То, что законопроект противоречит Конституции (статья о свободе слова) и создает угрозы для бизнеса, совершенно не удивляет. Не удивляет и то, что в сложной дискуссии о пределах свободы слова и защиты частной жизни в интернете, которая ведется сейчас в мире, российские депутаты прямо ставят на защиту частной жизни. В конце концов, Дума не место для дискуссий.

Важна сама идея. Ключевой пункт законопроекта – то, что неактуальной информацией признается вполне достоверная информация, которой больше трех лет. Можно предположить, что у этой нормы совершенно конкретный прикладной смысл: ее удобно использовать на выборах, в том числе в Госдуму. Приятно идти в парламент, зная, что твое шубохранилище уже считается неактуальным. Новое поле деятельности открывается для интернет-троллей, способных в нужных случаях засыпать поисковики жалобами.

Но перспективы гораздо шире. Мощный толчок получит рынок забвения (ныне представленный отдельными фирмами по защите репутаций) – новый инструмент упростит и удешевит процедуру, соответственно, вырастет спрос, появятся новые рабочие места. Одно дело – государственный заказ на правильную версию истории в едином учебнике – за это платит бюджет, но количество подрядчиков ограничено. На забвении истории общества наживутся только люди, близкие к власти. А вот правильная версия жизни частного лица три года назад может (и должна) быть оплачена частным лицом.

В обществе, которое сделало ставку на постоянное переживание прошлого, возможность инструментального забвения, перезабвения, вспоминания небывшего очень важна.

Вот где настоящий киберпанк. Госдума воплощает в жизнь самые смелые идеи профессиональных фантастов.