Статья опубликована в № 3863 от 01.07.2015 под заголовком: От редакции: На пороге мечты

Греки на пороге мечты

Новейшая история Греции — неизбывная мечта о коммунизме, воплощению которой всякий раз мешали западные покровители

Греция – страна, десятилетиями грезившая о коммунизме и горячо ему сочувствовавшая, но не имевшая возможности испробовать его на практике. Греции доставались правые правительства, насаждавшие капитализм: своего рода Восточная Европа наоборот. Теперь у греков есть вполне реальный шанс наконец испробовать коммунизм на себе.

В 1944 г. после знаменитого «соглашения о процентах» между Черчиллем и Сталиным Греция отошла в сферу влияния Британии. Еще до окончания Второй мировой противостояние национального коммунистического движения и поддерживаемых Британией и США монархистов обернулось гражданской войной и жестокими репрессиями против сторонников коммунистической идеологии (в 1947 г. КПГ объявлена вне закона). В 50-е и 60-е гг., на которые пришелся наиболее стремительный экономический рост (в среднем 7%), Греция находится под влиянием США, а левые оттеснены от принятия решений (в 1952 г. страна вступает в НАТО, а в 1962 г. – в ЕЭС). Именно возможность прихода к власти левых в ситуации политического кризиса 1965–1967 гг. спровоцировала переворот «черных полковников», приведший к власти правый авторитарный режим.

В 1981 г. пришедшие наконец к власти социалисты берут курс на интеграцию с ЕС. На время их правления пришелся стремительный рост уровня жизни, и именно в эти годы страна начинает всерьез влезать в долги – с 1981 по 1991 г. отношение госдолга к ВВП выросло с 34 до 100% (в 1991 г. выплаты по долгу составляли 12% ВВП). Парадоксальным образом погоня за социалистической мечтой в 80-е и 90-е жестко привязала Грецию к Европе. С тех пор эта зависимость только усиливается, а вместе с ней усиливается недовольство жестокими западными кредиторами, стремящимися отнять социалистические завоевания левых популистов вроде Андреаса Папандреу. Именно это напряжение и привело к победе левопопулистской «Сиризы» на январских выборах.

Трудно придумать лучшего кандидата на роль современной коммунистической модели для Европы, писал пять лет назад во время предыдущего греческого кризиса (тогда власти Греции уже грозили Европе вынести вопрос о долгах на референдум) обозреватель Forbes Билл Фрецца. «Греция настойчиво стремится к этому многие годы, демонстрируя не имеющие равных в развитом мире антикапиталистические настроения. Она внутренне подготовлена к этому, вытеснив всех, кто готов работать, на заработки за пределы страны. Она не представляет серьезной военной опасности для соседей... При этом у нее есть все внешние атрибуты современного западного государства, делающие ее идеальной площадкой для испытания марксистских теорий. Достаточно изгнать Грецию из ЕС, остановить поток евро и дать возможность снова печатать драхму. А потом отойти и подождать одно поколение». Сегодня этот сценарий стал более чем реальным.

Проблема в том, что отойти и подождать не получится. «Больной человек» Евросоюза – слишком лакомый кусок для других сил вроде России и Китая. На стороне первой – религиозная общность и комплекс национального унижения, на стороне второй – очень много денег. Не исключено, что в ситуации дефолта дружба с Китаем окажется для Греции куда более привлекательной.