Статья опубликована в № 3896 от 17.08.2015 под заголовком: От редакции: Субкультурные войны

Субкультурные войны в нездоровом обществе

Как работает российская патриотическая мечта

Если бы одни байкеры писали в Генпрокуратуру и Совет Федерации письма с требованием запретить других байкеров – это как если бы панки требовали через прокуратуру запретить киберготов за бездуховность. Беда в том, что одни байкеры, «Ночные волки», действительно пишут такие письма про других байкеров. Можно не сомневаться, что старательные референты уже написали для серьезных людей в ГП и АП подробные справки о происхождении и образе жизни Hells Angles и Bandidos.

Клубы по интересам (сыроеды, реконструкторы), сообщества поклонников того или иного увлечения (геймеры, байкеры, болельщики), писателя или сериала (толкиенисты, фанаты аниме) формируются во всех обществах. Некоторые из них в силу масштабов движения или особого рвения членов становятся заметными субкультурами. Некоторые, повинуясь фрейдистской логике «нарциссизма малых различий», объявляют войну похожим группам за то, что у тех ирокезы недостаточно высоки или мотоциклы не той модели.

Все это скорее признаки здорового общества. Пусть люди, гордые тем, что умеют ездить на мотоциклах, лучше ездят на мотоциклах, чем нарушают общественное спокойствие. Но странные трансформации происходят с клубами по интересам в государстве, которое видит во всем, что движется, инструментарий. Болельщики и мотоциклисты в таком государстве из субкультур превращаются в политических «игроков» и неизбежно начинают заниматься тем, чем занимаются в России все игроки: вступают в борьбу за ресурс – бюджетный и административный. И тогда байкеры одного типа становятся «Роснефтью» среди всех прочих байкеров и начинают сживать со света остальных, боясь конкуренции.

Государство, видящее в обществе только инструменты и ресурсы, попадает в ловушку, потому что, раз начав кого-то подкармливать, уже не может отступить. Даже если пирог начинает уменьшаться и на скудеющий ресурс появляются более достойные претенденты, например пенсионеры и дети, то «волков» нельзя перестать кормить, потому что платные сторонники ненадежны – их может перекупить кто-то другой.

Да и сам счастливый избранник, который, как Хирург из «Ночных волков», из кичевой субкультуры вырастает в номенклатуру, начинает служить примером всем остальным. Но у большинства в сознании причина и следствие путаются: он изначально был такой патриот, и поэтому ему стали платить, или ему платят, и он поэтому такой патриот? Корыстные «общественники» выводят для себя формулу успеха, выбирая неверный, первый вариант: максимально агрессивное следование политической линии ведет к получению кормления.

Тем, кто ходит громить выставки, позируя перед камерами, вряд ли дадут денег: зачем платить тем, кто и так агрессивно патриотичен? Но общественный климат эта установка на стремление к ресурсу портит: в массовом сознании появляется модель успеха. Сами победители начинают вытеснять других игроков с поля, так что даже без всякого специального принуждения образуются только одни правильные реконструкторы, правильные болельщики, геймеры, хакеры, байкеры и все остальные.