Мнения
Бесплатный
Александра Терентьева
Детали / Компания недели
Статья опубликована в № 3919 от 17.09.2015 под заголовком: Компания недели: «Лукойл»

Менеджмент «Лукойла» будет чувствовать себя спокойнее

Контрольный пакет – как подушка безопасности, 100%-ной гарантии не дает, но удар смягчит

Недавно я встречалась со студентами-журналистами одного из вузов. Среди прочего рассказывала о том, как BHP Billiton пыталась в 2010 г. поглотить Potash Corp. Чтобы получить контроль над калийной компанией, BHP Billiton было достаточно, чтобы Potash Corp. согласилась продать казначейский пакет (около 25%). Студенты удивились, что компанию можно контролировать с таким небольшим пакетом. И реакция закономерна. В России большое число миноритариев воспринимаются скорее как потенциальная угроза, чем как гарантия защищенности компании от поглощения.

Тем удивительнее всегда был пример «Лукойла», который под руководством бывшего первого заместителя министра нефтяной и газовой промышленности Вагита Алекперова из концерна «Лангепасурайкогалымнефть» превратился в компанию мирового масштаба, но контроля над ней до недавнего времени не было ни у кого. В 2004 г. в капитал компании зашла американская ConocoPhillips, купив последний государственный пакет в 7,6%. Впоследствии она увеличила долю до 20%, но в 2010 г. полностью вышла из капитала российской компании. Тогда-то менеджеры «Лукойла» во главе с Алекперовым начали скупать бумаги компании. А в 2012 г. «Лукойл» объявил обратный выкуп на $2,5 млрд, чтобы собрать с рынка бумаги, проданные ConocoPhillips. Итог стал известен на прошлой неделе – на долю менеджеров и «Лукойла» с учетом квазиказначейского пакета теперь приходится 50,45%. Классический контроль по всем правилам. Впрочем, уже спустя несколько дней Алекперов не исключил, что компания может в итоге продать этот пакет.

Строго говоря, скупка бумаг «Лукойлом» не связана напрямую с появлением информации о том, что компанией интересуется «Роснефть», – выкуп был объявлен за год до этого, да и менеджмент скупал бумаги постоянно, ну, может быть, в последние пару лет делал это чуть активнее, чем прежде. И сам Алекперов на вопросы о возможной продаже безапелляционно отвечает: «Разве я похож на человека, который что-то продает? Нет! <...> А акции «Лукойла» я только покупаю <...> Компания «Лукойл» не продается – я постоянно это повторяю».

Но, с другой стороны, имея контроль над компанией (не тот, который дает мажоритарный пакет, а реальный, по голосам), скорее всего, менеджмент «Лукойла» будет чувствовать себя спокойнее. Потому что по уставу компании президента, например, назначают акционеры на собрании большинством голосов. Теперь в этом вопросе можно исключить любую случайность.

Другое дело, что в целом это, конечно, не лучший симптом для отрасли, и без того становящейся слишком консолидированной. Это олицетворение того, что сейчас в России крупная компания не сможет работать по общепринятым западным стандартам – с огромным количеством миноритариев, правящих бал. Потому что атака может начаться в любой момент и никто, как BHP Billiton после отказа совета директоров от первого предложения, предупреждать о недружественном поглощении не будет. Так что контрольный пакет – это как подушка безопасности, 100%-ной гарантии не дает, но значительно смягчить удар может.