Статья опубликована в № 3936 от 12.10.2015 под заголовком: От редакции: Турецкое противоречие

Искусство ссориться с потенциальными друзьями

Почему Турция недовольна российскими операциями в Сирии

Владимир Путин выразил соболезнования президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану в связи с вызвавшим десятки жертв терактом в Анкаре. Дипломатическая вежливость вряд ли скроет ухудшение двусторонних отношений, вызванное операциями российской авиации в Сирии. Москва рискует потерять потенциального союзника из-за невнимания к позиции крупного государства, имеющего собственные интересы в регионе.

Турция в последнее время заявляла протест после нарушения границы с Сирией российскими самолетами. Затем Эрдоган заявил, что удары авиации ставят под угрозу дружественные двусторонние отношения, и, наконец, пригрозил отказом от поставок отечественного газа. Эмоциональные высказывания характерны для Эрдогана, напоминает доцент РГГУ Сергей Маркедонов, но они подчеркивают наметившееся похолодание. Реакция официальной Анкары, вероятно, оказалась сюрпризом для Москвы, привыкшей считать Турцию если не союзником, то государством, для которого прагматические интересы важнее политических принципов. Ухудшение двусторонних отношений стало в том числе следствием ошибок России на сирийском направлении. Кремль, вероятно, руководствовался принципами раздела мира на сферы влияния между великими державами. В этой логике для решения международных проблем, в частности отправки войск в другую страну, достаточно договориться с США, ведущими европейскими странами, а также Китаем, мнение остальных оказывается менее существенным.

Эта точка зрения устарела, в том числе в отношении Турции, которая, будучи членом НАТО и союзником США, часто занимает по ключевым международным вопросам позицию, отличную от американской. Достаточно вспомнить, что Анкара отказалась поддержать операцию в Ираке в 2003 г.

Возможно, в Москве недостаточно учитывают то обстоятельство, что Турция по историческим причинам испытывает отчасти те же имперские комплексы, что и Россия на постсоветском пространстве.

Анкара крайне остро воспринимает ситуацию в Сирии и Ираке, которые были частью Османской империи. Москве, стремящейся спасти Башара Асада и укрепить сирийскую армию, следовало бы более детально увязать свои планы с Анкарой, для которой Асад – фигура неприемлемая.

Этого, вероятно, не было сделано, несмотря на недавний визит Эрдогана в Москву на открытие новой Соборной мечети, замечает Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги. Удары российской авиации по районам, населенным единоверцами-суннитами, не могли не рассердить Турцию. А слова Владимира Путина «Мы вообще не видим разницы между шиитами или суннитами» (в интервью телеканалу «Россия 1») способны вызвать недоумение и гнев в регионе. Сейчас обеим сторонам следует сделать паузу и вести диалог по дипломатическим каналам, по политическим и экономическим проблемам, в том числе операции в Сирии и «Турецкому потоку». Вообще, мы не в состоянии понять, зачем нужно было затевать потепление с Турцией, чтобы потом вызвать ее крайнее раздражение.