Статья опубликована в № 3981 от 15.12.2015 под заголовком: От редакции: Ненадлежащий субъект

Суть не важна, важен субъект

Ответ генпрокурора на расследование ФБК – иллюстрация аппаратно-понятийной логики

Ответ генпрокурора Юрия Чайки на расследование Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), посвященное бизнесу сыновей и подчиненных Чайки, – иллюстрация того, как устроена аппаратная логика российской власти.

Длинное письмо Чайки, опубликованное в «Коммерсанте» (в ответ на официальный запрос в генпрокуратуру), содержит два главных тезиса: 1) Алексею Навальному и ФБК не под силу снять такой хоть и лживый, но дорогой фильм, это заказ; 2) заказчик – глава Hermitage Capital Уильям Браудер «и стоящие за ним спецслужбы», которые затем организовали еще и мощнейшую «оскорбительную атаку в газетах, на телевидении, в интернете сразу в нескольких европейских странах». Собственно, изложению прокурорской версии деяний Браудера и посвящено практически все письмо Юрия Чайки.

Суть обвинений расследования ФБК, представленные в нем документы и доказательства генпрокурор не комментирует. Он лишь заявляет, что сам не является действующим лицом ни одного из сюжетов расследования (и тем не менее считает его лживым).

Это невнимание к сути стандартно для представителей российской власти. Комментируя расследование ФБК, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что в Кремле знали эту информацию еще летом, в качестве авторов фигурировали другие люди, но она не вызвала интереса, «так как там нет речи о генпрокуроре, там идет речь о его совершеннолетних сыновьях». Премьер Дмитрий Медведев на прошлой неделе также обратил внимание прежде всего на заказной характер подобных публикаций.

За все происходящее кто-то заплатил. Суть не важна, важна субъектность. Навальный – ненадлежащий субъект для такого действия, с точки зрения Кремля.

Возможно, субъект – некто под ковром, который предоставил компромат на Чайку «еще летом». Это должен быть правильный субъект, системный. Он предоставил и надеется на системную реакцию вроде непродления контракта с генпрокурором или давления на детей Чайки по понятийной линии – чтобы поделились бизнесом.

А раз сегодня обвинения стали публичными, надо для них придумать какого-то достойного внешнего субъекта – такого «врага из врагов», которого и дискредитировать-то почти не надо. Этим и занимается в своем письме Чайка, и тут мы можем предположить две версии: либо ему прямо посоветовали в АП такой ход, либо сказали неопределенно – сам разбирайся.

Легко заметить, что письмо Чайки адресовано прежде всего представителям властной элиты. В нем читается: ребята, я свой, вот тут я и про происки ненавидящих нашу страну (и Генпрокуратуру в частности), и про «цветные революции», и про американские «кулуары». Ну и врага я подобрал подходящего – Браудера, который обвиняет многих из вас в коррупционных схемах, инициировал «закон Магнитского».

Возможно, суть известна Кремлю давно и независимо от какого-либо компромата – просто потому, что вся система власти устроена примерно так, как бизнес детей генпрокурора. В этом случае обнародование информации о ее части воспринимается как некий (не слишком сильный) удар по системе, за который должен ответить тот, кто это допустил. То есть или Чайка изнутри системы – или некий мощный враг извне. Но чисто по понятиям.