Статья опубликована в № 4007 от 03.02.2016 под заголовком: Финансовое регулирование: Каким банкам поможет bail-in

Каким банкам поможет bail-in

Старший директор АКРА Кирилл Лукашук о путях законодательного регулирования новой идеи Минфина

В ближайшее время (если будет реализована идея Министерства финансов) банковская система может обрести новый легитимный инструмент финансового оздоровления – механизм bail-in, предусматривающий конвертацию требований кредиторов в инструменты капитала банка. Несмотря на то что де-факто данный инструмент уже применялся в некоторых случаях (санация банка «Таврический» и ОАО «Фондсервисбанк»), они в большей степени свидетельствовали о связи крупнейших кредиторов и банков, нежели о полноценном использовании этого инструмента финансового оздоровления. Главной целью применения механизма bail-in является перенос потерь налогоплательщиков (расходов Банка России и/или Агентства по страхованию вкладов на санацию) на конкретных кредиторов близкого к банкротству банка. От эффективности работы этого механизма будет зависеть не только стабильность банковского сектора, но и динамика бюджетных расходов, доверие ко всей финансовой системе.

Новость важна для инвесторов (прежде всего держателей облигаций банков), поскольку от применения нового механизма будет зависеть уровень возвратности их средств в случае финансовых проблем у банка-эмитента. Возникает множество вопросов перед компаниями нефинансового сектора, что может привести к ужесточению их риск-политик по размещению денежных средств в кредитных организациях.

Вопрос стоимости спасения банков для государства стал особенно острым во время финансового кризиса 2008–2009 гг. Согласно исследованию Совета по финансовой стабильности (Historical Losses and Recapitalisation Needs) на спасение 13 крупнейших мировых банков (в их числе Bear Stearns, Citigroup, Commerzbank) в 2008–2010 гг. государства потратили порядка 21% от их активов (это сотни миллиардов долларов) только в форме прямой рекапитализации. Масштабы проблемы в российской финансовой системе также ощутимы – на санацию банков направлено уже более 1,4 трлн руб. С учетом довольно решительной политики регулятора вполне вероятно, что эта цифра будет расти и дальше.

В качестве одной из мер, позволяющих сократить государственные расходы на спасение банков и, в частности, решить дилемму too big to fail, международными регуляторами был предложен механизм участия кредиторов в спасении банков с неустойчивым финансовым положением (bail-in), ставший частью общего подхода к увеличению способности банка абсорбировать убытки и восстанавливать капитал. В США этот подход был представлен уже в конце 2013 г. (FDIC’s single-point-of-entry (SPOE) bank resolution framework). Глобальные принципы (Total Loss-Absorbing Capacity (TLAC) согласно терминологии Совета по финансовой стабильности) были опубликованы в ноябре 2015 г.; годом ранее советом были опубликованы ключевые требования к регулятивным системам предупреждения банкротства банков.

В России процедура bail-in законодательно не регламентирована, и ее появление повлечет за собой необходимость существенной корректировки банковского законодательства и законодательства о банкротстве. Принципиальными тут будут несколько вопросов.

1. Круг участия банков. Возможно применение механизма только для системно значимых финансовых институтов (список которых определяется Банком России) или распространение подхода на всю банковскую систему. В первом случае обеспечивается наибольшая прозрачность решения проблемы too big to fail, а инвесторы, вкладывающие средства в определенные типы долговых инструментов, получают сигнал о том, что риск финансовой нестабильности банка будет как минимум разделен с ними. Второй путь менее сложен с логистической точки зрения (например, как классифицировать подлежащие списанию долговые инструменты банка, если он был исключен из списка системно значимых?), однако он потребует роста объемов фондирования для системы в целом. Если держатели депозитов будут понимать, что их вклады могут быть конвертированы в капитал, это может снизить их склонность хранить деньги на депозитах.

2. Типы финансовых инструментов, которые могут быть конвертированы в капитал. Позитивным для кредиторов станет определение фундаментальных характеристик (по срочности, структуре и типу держателя) таких инструментов. Традиционно объектами конвертации выступают долгосрочные (свыше одного года), необеспеченные и незастрахованные обязательства банка. С точки зрения макроэкономической стабильности серьезное значение имеет ответ на вопрос, может ли конвертация этих инструментов стать причиной системного стресса в другой отрасли экономики (где сконцентрированы держатели этих инструментов), тем самым компенсировав со знаком минус нагрузку на бюджет.

3. Требования к новым акционерам. Приобретение более 10% акций банка подлежит предварительному согласованию с Банком России, который предъявляет квалификационные требования и требования к финансовому положению покупателей. При реализации механизма bail-in потенциальными новыми акционерами банка могут стать юридические лица, не удовлетворяющие критериям регулятора. Для эффективной работы нового механизма необходимо разрешение этой коллизии.

4. Полномочия Агентства по страхованию вкладов и/или Банка России. Банк России и/или Агентство по страхованию вкладов должны обладать достаточными полномочиями по конвертации требований кредиторов в капитал, чтобы оперативно восстанавливать финансовую устойчивость и операционную деятельность финансового института, испытывающего трудности.

5. Раскрытие порядка субординации обязательств банка. С учетом уже имеющегося многообразия долговых инструментов, выпускаемых банками, появление дополнительного класса принудительно конвертируемых обязательств может усложнить для кредиторов определение порядка субординации обязательств банка. Раскрытие исчерпывающего списка финансовых инструментов (обязательств) кредитных организаций, структурированного по их старшинству с учетом возможной конвертации/списания, будет позитивным сигналом для кредиторов (инвесторов) банков. С точки зрения повышения транспарентности финансового положения самой кредитной организации правильным шагом станет раскрытие в отчетности объема обязательств, которые потенциально могут быть конвертированы в капитал по процедуре bail-in.

Наличие законодательно регламентированной процедуры bail-in способно фундаментально повлиять на рейтинговую оценку обязательств банка, оказывая разнонаправленное влияние на рейтинги инструментов, подверженных конвертации или изолированных от нее. В итоге существенная доля принудительно конвертируемых инструментов может выступать в качестве поддерживающего фактора кредитного рейтинга самого финансового института.

В целом внедрение механизма bail-in в российской банковской практике окажет положительное влияние на финансовую стабильность системы и приведет к перераспределению рисков между держателями различных обязательств кредитных организаций. Более точную оценку эффекта от внедрения механизма bail-in можно будет дать после обнародования проектов законодательных инициатив.

Автор – старший директор, руководитель группы банковских рейтингов АКРА

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать