Мнения
Бесплатный
Елена Виноградова
Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4012 от 10.02.2016 под заголовком: Цифра недели: 97 павильонов

Зачем Москве военные пейзажи

С попавшими «под снос» бизнесменами мэрия отказывалась вести переговоры

Нормальным бизнесом в этой стране заниматься нельзя, только хапнуть и бежать», – выкрикивал человек, наблюдавший, как экскаватор крушит пластиково-стеклянный павильон у метро «Сокол» в ночь на 9 февраля. У следивших за сносом владельцев на руках свидетельство о собственности и подтверждающие его судебные решения. Кто-то повесил на витрину портреты президента Путина и изображения флага с гербом, но от сноса ни официальные бумаги, ни символы не спасали. Техника крушила магазин, как и еще 96 торговых строений по всему городу, потому что еще в декабре московское правительство своим постановлением объявило их самостроями и приговорило к сносу. К утру было полностью разобрано более 50% зданий. Пейзаж в районах сноса напоминал кадры из районов боевых действий: остовы строений, груды мусора, поврежденные павильоны метро и подземные переходы.

В списке мэрии были бесспорные самострои без документов. Но как минимум половина в нем – легальные строения, с договорами аренды и неоспоренными свидетельствами о собственности, возведенные с одобрения городских властей еще в 90-е, подключенные к городским коммуникациям и получившие почтовый адрес. Да, это не архитектурные шедевры, многие построены рядом с павильонами метро, а закон, принятый, правда, уже после их появления, запрещает строительство рядом с выходами из подземки. Но радоваться их сносу мешают те самые не оспоренные судом решения о собственности. А еще десятки шокированных владельцев и арендаторов, сотни потерявших работу сотрудников магазинов – кому-то из них приходилось вытаскивать имущество прямо из-под ковша экскаватора.

В мэрии убеждены, что сделали все правильно: новая редакция статьи 222 Гражданского кодекса дает местным властям право без суда сносить самострои. Но она не дает им права признать самостроем то, что оформлено в собственность, возражают юристы.

Допустим, здания построены с нарушениями, но они легализованы, опять же, московскими властями. Да, мэр в Москве не тот, что в 90-х, но Конституция та же самая. Так почему теперешние власти не признают ошибки прошлого и не исправят их за свой счет, а не за счет предпринимателей (многие из которых, кстати, сравнительно недавно купили упомянутые павильоны)? Собственность тоже можно снести – надо лишь договориться об этом с ее владельцем. Но до самого сноса в мэрии придерживались в отношении «попавших под снос» бизнесменов того же жесткого принципа, что и при общении с террористами: никаких переговоров. И вдруг в самый разгар вчерашней информационной бури мэр Сергей Собянин заявил, что бывшие владельцы могут получить участки или торговые помещения в других местах. Сами предприниматели об этом еще не слышали, но говорят, что, получив такое предложение раньше, стали бы его обсуждать. Если они его все же получат, это будет не признаком слабости, а демонстрацией готовности играть по правилам даже с тем оппонентом, который тебе не нравится. А этого, собственно, и ждут от правового государства. Впечатление портит только то, что заявление мэра появилось не до, а после «ночи длинных ковшей».

Как в Москве сносили здания, признанные властями самостроем