Статья опубликована в № 4016 от 16.02.2016 под заголовком: От редакции: Дорога ярости

Блокирование фур как акция «гибридного сопротивления»

Автоперевозки стали очередной жертвой нестабильных отношений России с соседями

Блокировку фур с российскими номерами украинские активисты начали в конце прошлой недели. В воскресенье Минтранс России принял решение о приостановке транзита украинских грузовиков по российской территории, в ответ на это в понедельник транзит российских фур официально запретила Украина. В понедельник российский премьер пригрозил запретить движение по территории России всех видов украинского транспорта.

Через Россию в Казахстан, Узбекистан, Китай, Азербайджан и Армению идет около 4,5% украинского экспорта. Для России автотранзит через Украину вроде бы не столь важен – основные экспортные грузы (нефть, уголь, металлы, древесина, химия) поставляются другими видами транспорта. С другой стороны, сейчас российские автоперевозчики потеряли все сухопутные маршруты доставки грузов в ЕС: с 1 февраля нельзя ездить через Турцию и Польшу (стороны не могут договориться об обмене разрешениями); остается только Прибалтика с пересадкой на паромы. Российские грузоперевозчики уже стали нанимать белорусские и прибалтийские грузовики. Естественно, это приводит к росту цен, и не только в России и на Украине.

По словам исполнительного директора Института экономической политики им. Е. Гайдара Сергея Приходько, запрет сообщения – нарушение не только обязательств в рамках двусторонних соглашений, но и перед третьими сторонами, никак не участвующими в конфликте, и в целом подрывает доверие со стороны других торговых партнеров. Если наши страны не находятся в состоянии войны, мы должны соблюдать взаимные обязательства и обязательства перед третьими сторонами.

Ключевая оговорка связана с состоянием войны – украинские активисты считают Россию агрессором из-за Крыма и Донбасса. Как и в случае с энергоблокадой Крыма, украинская власть не может не считаться с общественным мнением и не особенно хочет чинить препятствия активистам, которые таким образом вводят своеобразные «общественные санкции» против России.

Инструменты разрешения ситуации есть, говорит Алексей Портанский из ВШЭ, межправительственные каналы по-прежнему работают. Хотя декабрьские трехсторонние переговоры Москва – Киев – ЕС о зоне свободной торговли между Киевом и Брюсселем завершились безрезультатно, Москва допускает их продолжение «на новых условиях».

Но нельзя исключать, что после достижения договоренностей по автотранзиту активисты найдут еще какие-то цели для своего «гибридного сопротивления».