Статья опубликована в № 4023 от 26.02.2016 под заголовком: От редакции: Год без Немцова

Как Россия прожила год без Бориса Немцова

Смерть политика не стала искупительной жертвой

Поздно вечером 27 февраля в самом центре Москвы был застрелен один из лидеров оппозиции – Борис Немцов. Заказное убийство у стен Кремля продемонстрировало: страна и общество перешли грань, когда личная безопасность человека гарантируется хотя бы рядом с резиденцией главы государства. Государство упустило монополию на насилие, и оно все чаще применяется теми, кто считает борьбу с «врагами» недостаточно энергичной.

Владимир Путин сразу назвал убийство «провокационным» и потребовал личного контроля руководителей спецслужб за расследованием. ФСБ и СКР быстро разыскали и задержали исполнителей преступления (они вскоре предстанут перед судом) – сотрудников МВД Чечни. Однако затем расследование застопорилось. Следователям не удалось добраться до офицера батальона «Север» Руслана Геремеева, который также мог быть причастен к делу об убийстве. Глава Чечни назвал обвиняемого в убийстве Заура Дадаева «патриотом России». Сам Кадыров не был допрошен, несмотря на ходатайства родственников Немцова и его адвокатов. В качестве заказчика и организатора сейчас следствие называет шофера Геремеева Руслана Мухудинова (он объявлен в международный розыск и заочно арестован), а также «иных неустановленных лиц».

После убийства Немцова провокации против «несистемной оппозиции» стали более частыми. Рамзан Кадыров и его соратники назвали оппозиционеров «врагами народа» и выкладывали в социальных сетях ролики провокационного содержания. Произошла серия мелких нападений на лидеров оппозиции. Травлю оппозиционеров пытаются представить фарсом, но это не значит, что режиссеры плохих комедий отказались от более брутальных жанров.

Власти борются с памятью о политике. Провластные активисты периодически громят неформальный мемориал Немцова на Большом Москворецком мосту. В ряде городов власти с трудом согласовали мероприятия в годовщину гибели.

Смерть Немцова не стала искупительной жертвой, после которой власть и общество поняли, что дальше так жить нельзя. В основном жизнь осталась прежней, замечает Алексей Макаркин. Либеральные партии продолжают междоусобные дрязги. Парламентарии упражняются в запретительном законодательстве, усугубляя атмосферу страха, считает политолог Александр Кынев. Граждане, по данным «Левада-центра», не испытывают каких-то чувств в связи с гибелью Немцова. Лишь выросла с 44 до 52% доля уверенных, что убийство не будет раскрыто.