Детали / Компания недели
Статья опубликована в № 4027 от 03.03.2016 под заголовком: Компания недели: «Евродон»

С «Евродона» выдачи нет

Как разбилась о российскую действительность история создания агрокомпании без крыши и кумовства

С Вадимом Ванеевым, основателем и владельцем «Евродона» – крупнейшего в стране производителя индейки, мы последний раз встречались три года назад. Тогда история создания этой компании казалась уникальной: в 2003 г. обычный ростовский предприниматель, уставший от успешного, но монотонного бизнеса, решил попробовать себя ни много ни мало в индейководстве. Такой отрасли в России не существовало – жители страны потребляли менее 1 кг индейки на человека в год против 5–8 кг в Европе.

Бизнес-проект Ванеев разослал в десяток банков, в том числе в Сбербанк и ЕБРР, но никто не рискнул предоставить необходимые ему 20 млн евро на строительство комплекса по производству индюшатины. Тогда Ванеев попросил друга познакомить его с именитым земляком – дирижером Валерием Гергиевым. Гергиев помог – представил ростовского бизнесмена президенту ВТБ Андрею Костину. Встреча стала судьбоносной: от ВТБ ростовский проект получил финансирование, а курировал его зампредседателя правления Владимир Дмитриев. После того как Дмитриев был назначен руководителем ВЭБа, госкорпорация выкупила у ВТБ требования по обязательствам «Евродона».

Зимой 2013 г. Ванеев уверял меня, что у него нет ни крыши, ни влиятельных покровителей, ни даже выходов на нужных людей. История «Евродона» представлялась success story, абсолютно не укладывающейся в реалии российской действительности. Но весной 2013 г. ЕГРЮЛ обновил запись в карточке «Евродона», и владельцем 15% оказался Гергиев. А теперь пазл, кажется, собрался полностью – после того, как совладельцем «Евродона» объявила себя А1 (входит в «Альфа-групп»), купившая зарегистрированный в Белизе офшор, владеющий 40% индейководческой компании. Продавцом оказался член совета директоров «Газпрома», бывший министр имущественных отношений России Фарит Газизуллин. Когда и как Газизуллин стал партнером Ванеева, тот не рассказывает. Журналисты Forbes выяснили, общаясь с одним из сотрудников «Евродона», что распределение долей было обусловлено «задачами получения кредитов».

С одной из идей Ванеева – выращивать еще и утку – Газизуллин оказался не согласен. Дальше события, видимо, развивались так: не сумев договориться с ростовским партнером сам, Газизуллин обратился за помощью к «Альфе», известной умением решать корпоративные споры. А1 подала иски к «Евродону» и лично Ванееву, оспорив поручительства по кредитам ВЭБа и Россельхозбанка на 24 млрд руб., выданным компаниям Ванеева как раз на новые проекты. Казалось, судьба компании и ее основателя предрешена.

Но в день отставки Дмитриева А1 сообщила о продаже доли в «Евродоне» и трех других компаниях группы структурам ВЭБа. Тогда же ФСБ задержала Ильгиза Валитова, экс-директора департамента ВЭБа: он подозревается в мошенничестве при попытке получить доли в компаниях «Евродона» в обмен на одобрение кредитов.

Чтобы спасти бизнес, Ванеев вновь обратился за помощью к Гергиеву, а тот якобы дошел до самого президента, уверяют люди из окружения бизнесмена, А1 и ВЭБа. Но даже если и не дошел, это мало что меняет – история про бизнес, выросший сам собой, разваливается на глазах.

«Все нас уже похоронили, просто все, – улыбается Ванеев сейчас. – Знаешь нашу поговорку? С Дона выдачи нет!»