Статья опубликована в № 4033 от 15.03.2016 под заголовком: От редакции: Управление гневом

Взаимная ненависть разной природы

Отношение россиян к Украине изменится вместе с пропагандой, украинцы не простят Россию долго

Совместный проект «Левада-центра» и Киевского международного института социологии показывает, что между россиянами и украинцами имеется серьезная взаимная неприязнь. Результаты опросов в январе – феврале свидетельствуют, что на Украине хорошо относятся к России 36% опрошенных (в сентябре 2015 г. было 34%), в России к Украине – 27% (в сентябре 2015 г. было 33%). Негативно настроены к России 47% украинцев (в сентябре было 53%), не любят Украину 59% россиян (в сентябре было 56%). Ухудшение отношения со стороны россиян в последние месяцы, вероятно, связано с тем, что российская пропаганда винит в несоблюдении минских соглашений Киев.

Впрочем, отношение россиян к Украине вообще зависит главным образом от пропаганды, поскольку все новости они узнают из телевизора. Для украинцев же очевиден захват части их территории и затянувшийся военный конфликт на востоке, в котором они винят российское руководство (63% считают, что с Россией идет война; среди россиян, наоборот, 65% считают, что войны нет).

Логично предположить, что при изменении пропагандистского дискурса российская ненависть к Украине уйдет достаточно быстро. А вот что делать с украинской ненавистью к России? Алексей Левинсон из «Левада-центра» считает, что на поведенческом уровне отношения восстановятся после политического разрешения конфликта (которое произойдет нескоро). А вот на уровне установок все плохо как минимум на два поколения вперед. Украинцы нескоро простят Россию. Для них продолжающийся конфликт – национальная трагедия, отдельным аспектом которой стали взаимоотношения Донбасса и остальной части Украины.

Политолог Алексей Макаркин считает так же: нелюбовь украинцев к России теперь надолго. У украинцев сохраняется страх возобновления масштабных действий, поскольку конфликт тлеет. Ностальгии по СССР уже нет, а для молодежи Россия остается фактором угрозы. При этом в результате конфликта из политического класса Киева вообще исчезла пророссийская часть и не осталось никакого основания, на котором можно было бы выстраивать минимально позитивную повестку для переговоров.

Ситуация не похожа на ту, которая сложилась в Грузии после войны 2008 г. Грузины и до войны понимали, что не контролируют спорные территории Абхазии и Южной Осетии (а после войны Россия не включила их в свой состав); война была скоротечная; Запад не вводил против России значимых санкций. Ненависть к России тогда была высокой, но политические и торговые контакты возобновились достаточно быстро. Вдобавок в Грузии многие были недовольны тогдашним президентом Михаилом Саакашвили, отчасти возлагая на него ответственность за войну. Его уход также снял часть проблем в отношениях с Москвой. На Украине президент Порошенко, напротив, избран на фоне утраты Крыма и необъявленной войны в Донбассе. И низкая эффективность работы властей в Киеве никак не влияет на отношение украинцев к Москве.