Мнения
Бесплатный
Алексей Улюкаев
Статья опубликована в № 4065 от 28.04.2016 под заголовком: Экономическая политика: Поиск равновесия

Как стимулировать инвестиции

Министр экономического развития Алексей Улюкаев о выборе идеологии экономической политики

Россия за последние два года пережила «идеальный шторм». В одной стране за короткое время сработали практически все риски, которые мы считали критичными для экономики: резкое падение цен на нефть и на целый ряд сырьевых товаров российского экспорта, ограничения на доступ к внешнему финансированию и технологиям, политические ограничения на взаимодействие зарубежных компаний и банков с российскими, на реализацию совместных проектов. Значительный рост на этом фоне нервозности инвесторов и волатильности рынков, ухудшение настроений бизнеса дополнили общую картину.

Экономика, однако, показала значительный запас прочности и вполне адекватную рыночную реакцию на открывающиеся в кризис возможности. Падение ВВП по итогам года составило 3,7%, хотя в такой ситуации большинство экспертов предсказывало значительно более драматичные цифры – до 6–7%. Для сравнения: при более благоприятных для России внешних условиях в 2009 г. падение составило 7,9%.

В мире происходит поиск нового равновесия, которое должно сложиться после глобального структурного кризиса, начавшегося в 2008 г. и, по сути, продолжающегося по настоящее время. В прошлом году впервые с 2008 г. на 11% снизился в стоимостном выражении объем международной торговли. Торговля из драйвера превратилась в тормоз глобального экономического роста. Резко обострились глобальные вызовы в сфере безопасности, серьезно разбалансирована геополитическая ситуация.

Но даже в таких условиях российская экономика чувствует себя в целом вполне прилично. Мы сейчас находимся в относительно устойчивом состоянии. Главный фактор этого – набранный запас прочности самой экономики, компетенций частного бизнеса. Второй фактор – адекватная антикризисная политика правительства, смягчившая для экономики жесткость «посадки» и создавшая условия для использования имеющихся и новых конкурентных преимуществ.

Сейчас, буквально в ближайшие 2–3 месяца, важно правильно сделать выбор в отношении идеологии экономической политики на среднесрочную перспективу, которая должна обеспечить структурную перестройку экономики, новую модель роста.

В сложнейшей ситуации, в которой мы оказались, не может быть простых решений. Нельзя сказать: давайте всем дадим много денег – и начнется бурный рост, но также нельзя сказать: давайте обеспечим в следующем году инфляцию в 4% – и рост опять-таки автоматически появится из ниоткуда. Не появится. Слишком много узких мест, которые невозможно расшить кавалерийским наскоком.

Нужна сложная умная политика, безусловно основанная на движении к макроэкономической стабильности, сбалансированности бюджета, но не фетишизирующая те или иные цифры по дефициту, инфляции, долгу и скорости их достижения. Инфляционное таргетирование – это не поклонение идолу 4%-ного индекса потребительских цен, а управление инфляционными ожиданиями через диалог с обществом. Бюджетная сбалансированность – не идол бюджетного дефицита в 3%, а правильная структура бюджета. Тем более что идолы эти требуют обильных жертвоприношений. Если говорить экономическим языком, максимизировать функцию нужно по важнейшему параметру – темпам долгосрочного экономического роста. Остальные параметры должны подстраиваться под эту главную цель.

Главный фактор, в наибольшей степени мешающий сейчас выйти на траекторию роста, – продолжающееся снижение инвестиций. Для новой модели экономики необходима активная инвестиционная политика, реализуемая в четырех направлениях.

Первое – создание инвестиционного ресурса путем сокращения издержек, прямых и транзакционных.

Второе – создание условий для трансформации сбережений в инвестиции, увеличения склонности к инвестированию. В их числе макроэкономические и регуляторные меры, повышающие уровень доверия бизнеса и улучшение бизнес-среды.

Третье – стимулирование инвестиционной активности через механизмы государственной поддержки инвестиций.

Четвертое – расшивка спросовых ограничений при максимальном использовании потенциала внутреннего рынка через эффективное использование конкурентных преимуществ, агрессивную поддержку экспорта.

Инвестиционный ресурс создается через рост доли прибыли в ВВП, обеспеченный снижением издержек. Для этого будет реализовываться проект «экономного» тарифообразования естественных монополий по принципу «инфляция минус», обеспечиваться увязка динамики заработной платы и производительности труда, снижаться уровень административных издержек бизнеса: сокращаться объем отчетности, уменьшаться количество проверок, становиться прозрачнее надзор.

К сожалению, наличие инвестиционного ресурса не означает автоматической его трансформации в инвестиции. Собственные ресурсы компаний могут уйти в отток капитала при нежелании бизнеса инвестировать. Активная инвестиционная политика должна стимулировать бизнес к инвестициям. Для этого необходимо повысить уровень определенности в экономике и улучшить качество бизнес-среды.

В части макроэкономики меры должны быть направлены на обеспечение макроэкономической стабильности, что подразумевает долгосрочную сбалансированность бюджетной конструкции, снижение инфляции и процентных ставок. При этом важнее не скорость ликвидации бюджетного дефицита или снижения инфляции, а последовательность и предсказуемость бюджетной и монетарной политики.

Необходимо обеспечить повышение доли производительных расходов в структуре бюджета, обеспечивающих значительный долгосрочный макроэкономический эффект. Бюджет должен научиться вкладываться в будущее, в экономический рост, прежде всего в производственную и социальную инфраструктуру и человеческий капитал. Конечно, повышение доли производительных расходов в структуре бюджета в условиях жестких бюджетных ограничений невозможно без оптимизации и повышения эффективности расходов, результатом чего станет снижение дефицита бюджета.

Другой блок мер, необходимый для трансформации сбережений в инвестиции, – радикальное повышение качества государственного регулирования, обеспечение стабильности налоговой среды, снижение силового давления на бизнес, улучшение делового климата.

Стимулировать инвестиционную активность необходимо прежде всего через механизмы государственно-частного партнерства с предоставлением госгарантий и механизмов рефинансирования. К примеру, обеспечить доступ частного капитала в модернизацию и управление коммунальной инфраструктурой в субъектах, в том числе в малых городах, продолжить процесс выхода неэффективных государственных и муниципальных предприятий из управления коммунальной инфраструктурой.

Необходимы полноценное развитие доказавшего свою эффективность механизма проектного финансирования, совершенствование деятельности институтов развития при их тесной увязке с приоритетами государственных программ.

Наконец, важная составляющая новой инвестиционной модели – формирование спроса, снятие ограничений для российских компаний в доступе на внешние рынки и повышение их конкурентоспособности на внутреннем рынке.

Перед нами стоит задача увеличения в этом и последующих годах несырьевого экспорта не менее чем на 6%. Для этого необходимо совершенствовать формат системы поддержки экспорта. Необходимо быстро выстроить крупномасштабную и бесперебойно работающую «фабрику» поддержки экспорта, основа которой в последние годы уже создана.

Рассчитываем обеспечить и опережающий рост отечественных частных высокотехнологичных экспортоориентированных компаний-лидеров, чтобы на их базе могли сформироваться транснациональные компании российского базирования. Экспансия таких компаний, конкурентоспособных на мировом рынке, однако занимающих пока относительно узкие ниши, способна дать существенный рост ВВП, формируя быстро растущий сектор российской экономики.

Модель инвестиционного роста опирается на факторы среднесрочного характера. Тем не менее экономические дивиденды она начнет приносить уже в ближайшее время. С 2017 г. начнется восстановление положительной динамики инвестиций в основной капитал. По мере задействования факторов темпы роста инвестиций в среднесрочной перспективе смогут составлять 7–8% в год. Инвестиционная пауза, начавшаяся сразу после завершения периода восстановительного роста экономики в 2012 г., закончится.

Автор – министр экономического развития России

Читать ещё
Preloader more