Аналитика / Extra Jus

Предпринимательские грабли 2.0

Социологи Мария Шклярук и Ирина Четверикова о том, как от новой либерализации УК станет хуже всем экономически активным гражданам

Весна 2016 г. проходит под знаком новой попытки провести либерализацию уголовного права для предпринимателей. Сложные взаимоотношения силовых структур и предпринимателей стали темой выступления президента, появилась специальная рабочая группа в администрации президента, на пороге первые изменения законодательства. Предприниматели в очередной раз начали битву за смягчение своей участи, оперируя цифрами официальной статистики и предпосылкой «можно смягчить уголовный закон для предпринимателей». Эти исходные позиции, к сожалению, неверные.

Цифра в 200 000 дел против предпринимателей, которой все с удовольствием оперируют после прошлогоднего послания президента Федеральному собранию, не соответствует действительности. Ни в 2014-м, ни в 2015 г. столько не было. В 2015 г. в России зарегистрировано 111 244 преступления экономической направленности, из них 29 789 – в сфере экономической деятельности (и 6908 преступлений, дошедших до суда). И это не только преступления из гл. 22 УК РФ (преступления в сфере экономической деятельности). В реальности это преступления, которые сами правоохранители отметили как преступления «экономической или налоговой направленности». Сотня тысяч «экономических» преступлений складывается из разных экономических, должностных и служебных: так, директор школы, устраивающий на работу «мертвых душ», или преподаватель, проставляющий сдачу зачета за взятку, также попадают в эту статистику (см. таблицу).

Итак, 200 000 преступлений предпринимателей у нас нет, но около сотни тысяч преступлений, которые потенциально совершили экономически активные граждане, а не безработные, имеется.

Именно экономически активные граждане были одним из главных выгодоприобретателей прошлой «либерализации» на судебной стадии. При этом в 2010–2013 гг. положение предпринимателей в среднем улучшилось в части осуждения (вероятность снизилась на 24%), а также в части применения реального лишения свободы (ниже на 27%) и его сроков (сократились на 23%), но схожие изменения в практике вынесения решений по уголовным делам коснулись и других экономически активных немаргинальных обвиняемых (-26,4%, -26% и -12,9% соответственно).

Однако если учесть тяжесть преступления, то все различия пропадают. Иными словами, смягчение наказаний для предпринимателей, скорее всего, связано именно с изменениями тяжести преступлений по отдельным статьям УК и в силу ст. 15 УК, которое затронуло в большей степени экономические, чем имущественные составы. Также повлияло введение специальных составов мошенничества в 2013 г. А вот введение для правоохранителя более сложных правил, по которым принимается решение о заключении под стражу предпринимателей, обвиняемых в совершении экономических преступлений, и других специфичных правил работы с обвиняемыми, имеющими предпринимательский статус, значимого влияния не оказало.

Анализ эффекта реформ, по данным судебной статистики, свидетельствует в пользу того, что наибольшее смягчение в применении уголовного закона происходило благодаря общим либеральным реформам уголовного закона, проведенным во время президентства Дмитрия Медведева, а не нововведениям, применение которых предполагало наличие предпринимательского статуса. Таким образом, с точки зрения эмпирических фактов наиболее выгодная стратегия для предпринимателей – улучшение правил для всех граждан, подвергающихся уголовному преследованию.

Однако сейчас происходит ровно обратное. Предприниматели предложили несколько направлений смягчения закона для себя, но лишь одно из этих направлений хоть сколько-то действенно – это повышение размера ущерба.

Возможность прекращения уголовных дел в связи с возмещением ущерба (ст. 76.1 УК РФ и ст. 28.1 УПК РФ) не пользовалась популярностью – в 2011–2013 гг. (данные судебной статистики) ею воспользовались только 29 человек в суде (а в 2013–2014 гг. на следствии – 297). Во многом это связано с тем, что гораздо дешевле было просто возместить ущерб и прекратить уголовное дело о преступлении небольшой или средней тяжести в связи с деятельным раскаянием или примирением с потерпевшим или дотянуть до сроков давности, т. е. по общим правилам для всех. Но в новых планируемых изменениях два из трех составов «предпринимательских» мошенничеств станут тяжкими преступлениями (до 6 и до 10 лет лишения свободы), в эту же категорию перекочуют и специальные составы мошенничества (например, в сфере кредитования или страхования), тем самым лишив возможности и обычных людей использовать традиционный способ прекратить уголовное дело. Увеличатся и сроки давности, а значит, под следствием и судом человек сможет находиться очень долго – даже для самого простого предпринимательского мошенничества срок, в течение которого можно расследовать уголовное дело, увеличился с двух до шести лет.

Иными словами, хотели сделать как лучше для одной социальной группы, но станет сложнее всем экономически активным гражданам, потенциально попадающим под уголовное преследование.

Авторы: научный сотрудник и младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать