Мнения
Бесплатный
Николай Эппле
Статья опубликована в № 4069 от 06.05.2016 под заголовком: От редакции: Общество знания

Многие знания – многие печали

Открытость информации требует общественного консенсуса

Те, кто ратует за максимальную финансовую открытость, говорят, что это помогает солидарности общества, увеличивает доверие к правительству и налоговой системе в целом. Понятно, что важнее всего такое доверие в странах с высокой налоговой нагрузкой. В Норвегии, Финляндии и Швеции (в 2013 г. налоговые сборы в этих странах составили от 40,4 до 43,6% ВВП) налоговая отчетность открыта для публичного доступа, причем в Норвегии – с середины XIX в. Более того, в 2001 г. норвежцы сделали онлайн базу данных, в которой с налоговыми декларациями друг друга могли легко ознакомиться все граждане. За прошедшие с тех пор годы ресурс приобрел широкую популярность – в особенно горячие дни информацию о доходах сограждан искали активнее, чем ролики на YouTube.

Рикардо Перес-Трулия из Microsoft Research решил проверить, как подсчет чужих денег сказался на субъективном ощущении благополучия у бедных и богатых норвежцев. Сравнивая динамику показателей посещаемости ресурса и итогов опросов о благополучии, он нашел, что субъективный разрыв между бедными и богатыми увеличился.

Люди с низкими доходами, обнаруживая, на сколько точно они беднее других, оказываются меньше удовлетворены своей жизнью; корректирует свои представления о доходах такого человека и его окружение. Люди с высокими доходами, напротив, обнаруживают, что на фоне остальных они богаче, чем им субъективно казалось; это повышает их самооценку как в собственных глазах, так и в глазах их окружения. По подсчетам исследователя, разрыв в оценках своего субъективного благополучия между богатыми и бедными из-за повышенной открытости увеличился на 29%, а в оценках удовлетворенности жизнью – на 21%.

Счастье и удовлетворенность жизнью – субъективные категории, которые тем не менее играют важную роль в оценке вполне объективного благосостояния. Именно с этим связана критика ВВП как критерия и популярность разного рода рейтингов счастья. Человек, свободный от стрессов, имеющий возможность развития и самореализации, эффективнее производит тот самый ВВП, а потому усиление субъективного разрыва между богатыми и бедными – проблема вполне объективная.

Жизнь в условиях открытости требует владения техникой безопасности, причем как со стороны граждан, так и со стороны государства. Гражданам приходится учиться реалистично оценивать себя и свои доходы – правда может оказаться неприятной. В силах государства смягчить интенсивность воздействия этой правды: в 2014 г. для доступа к налоговой базе стало необходимо представиться системе. Отмена анонимности поисковых запросов снизила их число на 88%. После введения нового режима наиболее популярным занятием посетителей стало выяснение того, кто именно смотрел информацию о них.

Открытости должно быть столько, сколько конкретное общество может себе позволить, говорит вице-президент Transparency International Елена Панфилова. Есть необходимый минимум открытости, признанный большинством стран мира, прежде всего это касается данных о бюджете. Поднятие этой планки выше необходимого возможно, но требует общественного консенсуса. Например, в 2012 г. за публикацию налоговых деклараций всех граждан в открытом доступе высказался 51% британцев. Норвегия представляет собой предельный случай: ориентация на сверхоткрытость – результат политики 1970-х, которая была признана как раз выровнять доходы. Если сейчас, когда структура экономики изменилась, это работает в обратную сторону, необходимы корректировки.