Статья опубликована в № 4078 от 20.05.2016 под заголовком: От редакции: Триумф элит

Элитный антиамериканизм

Поддержка политического курса у представителей российской элиты еще сильнее, чем у обывателей

Представители элиты и обыватели во многом совпадают в оценках происходящего в России, причем уровень индоктринации элиты едва ли не выше, чем обывателей, вытекает из исследования, проводимого социологами из американского Гамильтон-колледжа. С 1993 г. раз в несколько лет они проводят соответствующие опросы в Москве. На этот раз были лично опрошены 234 человека: представители гражданской власти (министры, заместители министров, сотрудники администрации президента, депутаты Госдумы), руководство госкомпаний (директора и замы), военные (силовики званием не ниже полковника), ученые (ректорат и главы подразделений), частный бизнес (собственники и CEO), топ-менеджмент СМИ. Еще 80 человек отказались от общения – это довольно высокий уровень отказов.

Как следует из полученных ответов, к 2016 г. уровень антиамериканизма среди представителей российской элиты достиг абсолютного максимума. 88% опрошенных охарактеризовали нынешнее отношение США к России как враждебное, резко враждебным его назвал каждый четвертый (по данным опроса «Левада-центра» за октябрь 2015 г., с несколько другой формулировкой, взаимоотношения двух стран враждебными назвали 29%, еще 45% – напряженными). Заметно выросла поддержка элитами милитаристских и экспансионистских идей. До прежнего максимума (82,3%), зафиксированного в 1999 г., доросла доля тех, кто считает зону национальных интересов России выходящей за пределы ее границ. Процент тех, кто отводит решающую роль в международных отношениях военной силе, впервые превысил процент ставящих на первое место экономику; впрочем, разбивка по возрастам показывает, что молодое поколение все же предпочитает экономику.

Среди представителей элит оказалось больше, чем среди всех граждан, тех, кто не считает присоединение Крыма нарушением международного права (88,4% против 81% в целом по стране у «Левады» в марте 2016 г.) и кто полагает главной целью российской операции в Сирии превентивную нейтрализацию террористической угрозы (76% против 53% у «Левады» в январе 2016 г.). Судя по опросу, элиты сплочены вокруг Владимира Путина и не видят возможности его замены в ближайшие 10 лет, наилучшей версией политической системы большинство (43%) называет действующую – и это тоже максимум за все время исследований.

Дело вовсе не в том, что элиты принимают спускаемую сверху систему взглядов и сливаются с «линией партии». Наоборот, это взгляды людей, которые сами являются закономерным продуктом своего времени и которые сегодня эту «линию партии» формируют, полагает один из авторов исследования, заведующий лабораторией сравнительных социальных исследований ВШЭ Эдуард Понарин. Их мировоззрение – результат более раннего разочарования в том, что Россия так и не стала полноправным членом мирового сообщества. После кризиса 1998 г. и бомбежек Косова этот ресентимент стал транслироваться СМИ широким массам. Резкий же перелом настроений произошел в 2014 г., после Крыма. Приходящая сегодня на важные посты молодежь, люди 1970-х гг. рождения оказываются в среде активно транслируемых антиамериканизма, экспансионизма и милитаризма – и именно в этой среде формируются их убеждения.

Солидарность позиций обывателей и элит в России понятна: слабая дифференцированность российской элиты и негативный отбор (лояльность вместо компетентности) сближает элиты со средними россиянами, отмечает социолог «Левада-центра» Денис Волков. Но у элит публичный антиамериканизм и поддержка присоединения Крыма становятся ритуалом подтверждения лояльности политическому режиму.

Элитам нет нужды мимикрировать, большинство искренне разделяет эти убеждения, прочие оттесняются на периферию системы, полагает социолог Ольга Крыштановская. Их восхищение Путиным только растет оттого, что он осуществляет на деле то, о чем они мечтают. Однако эти настроения ведут страну в экономический тупик, что очевидно и для элит. Неспособность решить внутренние проблемы – главная, по мнению самой большой группы опрошенных, угроза для России, на втором месте с заметным отрывом – терроризм.