Статья опубликована в № 4086 от 01.06.2016 под заголовком: От редакции: Замирение Петербурга

Имидж сына против памяти отца

Появится ли в Петербурге мост Ахмата Кадырова

Появится ли в Петербурге мост имени Ахмата Кадырова? Инициатива вызвала волнения у петербургской общественности, которые не кажутся странными, несмотря даже на то, что в Москве уже есть улица Кадырова, а в Грозном – проспект имени Путина.

Первоначально назвать именем Кадырова улицу в Петербурге предложил еще в 2013 г. местный депутат Виталий Милонов. Тогда общественность тоже была против, а губернатор Георгий Полтавченко идею не поддержал (при всем уважении к памяти Ахмат Кадыров «не принимал непосредственного участия в жизни Петербурга»). Новая инициатива связана с новым мостом через Дудергофский канал на юго-западе Петербурга. По данным «Фонтанки.ру», формальными инициаторами выступили три мало кому известные общественные организации. Сначала топонимическая комиссия отложила вопрос до осени для консультаций. Но в конце мая на спешно созванном внеочередном заседании члены комиссии большинством голосов поддержали инициативу. В тот же день против присвоения мосту имени Кадырова-старшего выступили двое депутатов заксобрания – их обращение к Георгию Полтавченко будет рассмотрено на следующей неделе. Письмо губернатору с критикой инициативы написал режиссер Александр Сокуров. В Петербурге собирают подписи против нового имени моста.

Почему так? Ахмат Кадыров – Герой России, первый президент Чечни, воевал против России, но затем перешел на ее сторону и способствовал достижению мира. В мае 2004 г. погиб в результате теракта, а уже в августе того же года его именем названа новая улица в Москве. Какого-то всемосковского протеста тогда не было. Возможно, потому, что еще не проявил себя сын героя.

При наличии работающих демократических институтов топонимическая политика зависит от общественного консенсуса. Называть улицы или мосты принято именами признанных моральных авторитетов. Есть ли в российском обществе консенсус относительно войн в Чечне? Если и есть, то он скорее всего далек от официального.

Осмысления результатов этих войн не произошло, преступления не расследованы, внутренние конфликты в Чечне не решены. В начале 2000-х Кремль поставил на «чеченизацию» республики, т. е. передачу монопольной власти в ней одному из кланов в обмен на лояльность Москве и щедрое финансирование. Нынешнее отношение к Чечне в России сформировалось при бессменном руководстве республикой Рамзана Кадырова. Реальной интеграции Чечни в российское экономическое, правовое и культурное пространство за эти годы не произошло. И нынешние символические попытки как-то презентовать эту интеграцию (например, через топонимический обмен) не работают. Мост Кадырова – символ несуществующего духовного единства Чечни и России.

Парадоксальным образом имидж сына работает против памяти отца. Но российская власть решала и не такие проблемы. При неработающих демократических институтах топоним присваивается административно, граждане недовольны, но постепенно привыкают, начинают называть мост Ахматовским, к примеру, и смиряются.