Статья опубликована в № 4122 от 22.07.2016 под заголовком: Конкуренция: Универсальные проблемы протекционизма

Универсальные проблемы протекционизма

IT-эксперт Михаил Брауде-Золотарев о том, что отсутствие конкуренции плохо и для IT-индустрии, и для футбола

Чемпионат Европы по футболу во Франции не обрадовал российского болельщика. Сборная России выступила не просто неудачно, но безвольно.

Да, состав российской команды не самый сильный, но были похожие сборные, выступившие лучше или достойнее. За парой исключений мы увидели немотивированных игроков, не склонных прыгать выше головы. И это, по общему согласию, их вина и ответственность перед страной. Не оправдали, не проявили, не доказали, хотя шампанское пьют и на дорогой машине ездят, пока мы у телевизоров треники на коленках растягиваем. В приступе коллективного инфантилизма пишем теперь петиции и распускаем сборную, хотя, казалось бы, распустить надо футбольное начальство.

Похожая унылая картина и в еврокубках. Но если несколько десятков на сегодня лучших, по общему мнению, российских игроков не готовы выкладываться на поле, тому должны быть объективные причины. Тезис, что наши футболисты плохие и не любят родину, обладает универсальной объяснительной силой – и именно поэтому несостоятелен. Мотивация редко формируется исключительно внутренними стимулами людей, и, раз мы ее не видим, глупо искать причину в личностях игроков. Надо разбираться, в каких стимулах живет российский футбол – всем близкий и широко обсуждаемый пример, как выясняется, некоторой общей закономерности. Какой?

Два важнейших фактора, определяющих российский футбольный пейзаж, – это шальные, несообразные качеству российского футбола и его коммерческой емкости окологосударственные деньги и ограничения на предельное число иностранных футболистов на поле: так называемый лимит легионеров. Гонорар российского футболиста сильно больше его рыночной стоимости. По разным оценкам, премия за его любовь к родине составляет от 25 до 50%. Российские игроки и не думают ехать за рубеж – зачем, если за это они фактически должны заплатить, а с Месси и Роналду можно и на симуляторе FIFA поиграть. Лимит на иностранцев гарантирует нашим место в составе. А и на лавке посидеть, как мы уже неоднократно видели на примере топовых игроков, тоже беда небольшая. Предел мечтаний для молодого российского футболиста тем самым – это богатейшие российские клубы, куда самые одаренные попадают уже на старте своей карьеры с отличными контрактами, после чего можно уже не слезать с печи. Среда затягивает.

Плохо не то, что после многих лет лимита и развращения деньгами наш игрок играет хуже, чем иностранец. Плохо, что играет он хуже, чем мог бы при должных ориентирах, т. е. в условиях конкуренции. Но мы выбрали протекционизм, защитили игроков от конкуренции и своими руками демотивировали поколение футболистов, которыми теперь так недовольны.

Но логика у протекционизма, кажется, складная: как без лимита наши игроки выдержат соревнование с голодными до славы африканскими и латиноамериканскими парнями, готовыми умирать на поле за копейки? Кто потом будет играть на чемпионате мира? Кому интересен российский чемпионат, в котором одни легионеры? Очевидно, надо защищать национальные интересы, нужны деньги, доложили президенту, получили поддержку – и вперед. Теперь кусаем локти, даем гражданство бразильцам и верим в чудо; в провал, аналогичный французскому, на чемпионате мира 2018 г. верим еще легче.

Если без эмоций посмотреть: кто выиграл и кто проиграл от этой политики? Как всегда при протекционизме, выиграли отечественные производители (футболисты), заработки которых выросли – в отличие от стимулов развиваться. Проиграла отрасль в целом (футбол), которая стала слабее и потеряла часть стимулов зарабатывать самостоятельно. Проиграли отечественные потребители (болельщики), которые хотя и не стали платить больше – как почти ничего не платили, так и не платят, – но получили услугу худшего качества. Еще, конечно, выиграли околофутбольные чиновники и посредники, которым достались бОльшие бюджеты.

И никаких внешних врагов и внутренних вредителей: хотели как лучше.

Разговор на самом деле не про футбол, а про протекционизм вообще. Удивительно, например, что для специалистов российской отрасли ИКТ, где много болельщиков и еще больше поклонников протекционизма, связь между защитой слабого отечественного рынка от сильных иностранных игроков и снижением конкурентоспособности не очевидна и Евро-2016 не наводит на размышления.

Почему молодой футболист выбирает коллекционное шампанское и крутую тачку, а российские компании в аналогичных стимулах станут развиваться, пойдут на международный рынок, а не спокойно заберут повышенную ренту, усилят лоббирование и продолжат инвестировать и потреблять на Западе? Почему, как всегда при протекционизме, на рынке ИКТ не случится то же самое, что случилось с футболом или с рынком продовольствия после закрытия импорта? Выиграют отечественные производители, заработки которых увеличатся – в отличие от стимулов развиваться. Проиграет отрасль в целом, которая станет слабее, а после отмены или вяло текущего сдувания протекционизма дополнительно просядет. Проиграют отечественные потребители, в том числе и многие компании самой отрасли ИКТ, которая сама крупный потребитель своих услуг. Как обычно, выиграют управленцы, которым достанутся бОльшие обороты.

Появятся ИКТ-поставщики, которые вырастут благодаря протекционизму. Больше того, найдутся те, кто инвестирует дополнительные доходы в развитие: они, взятые отдельно от общей картины, станут его оправданием и выгодным отличием российского рынка ИКТ от футбольного, на котором таких примеров, как это ни удивительно, нет. Только в отличие от футбола лимит на легионеров в отрасли ИКТ продавили сами «футболисты» – российские ИКТ-фирмы, которые по совпадению станут основными бенефициарами протекционизма. Тоже хотят как лучше.

Автор – директор Центра IТ-исследований и экспертизы РАНХиГС

akouzmenko
07:38 22.07.2016
Ну, небольшая компания из Кремниевой долины долины тоже чрезвычайно сильно отличается от Apple по масштабам финансирования, и ее, в отличие от зеленоградской, даже теоретически никак нельзя защитить от гиганта. Тем не менее, каждый год находится достаточно храбрецов, чтобы вступить в конкуренцию. По собственному опыту небольшой зеленоградской компании:) , российские предприниматели, ориентирующиеся на внутренний рынок, попадают в такую ловушку: 1) Отечественный рынок, по любому изделию, невелик по сравнению с мировым => 2) иностранный конкурент будет иметь экономию на масштабе => 3) любой протекционизм - явление временное, как только он снимается, конкурент тебя раздавит => 4) с учетом этого знания, шансы потенциальных инвесторов на успешный выход из бизнеса (IPO или продажа) невелики => 5) доступ к финансированию ограничен => 6) возможности конкурировать с иностранцами еще меньше. Пункт (2) еще усугубляется отсутствием адекватной промышленной инфраструктуры в России. В результате отечественные компании либо довольно быстро начинают ориентироваться на западный рынок (но это возможно только для софта), либо находят какие-то ниши здесь, но это сводится прямо или косвенно, к обслуживанию госзаказа.
20
Комментировать