Статья опубликована в № 4126 от 28.07.2016 под заголовком: От редакции: Слово о коррупции

Слово пастыря о коррупции

Почему государство поручило церкви борьбу с коррупцией и что из этого выйдет

Министр юстиции Александр Коновалов со страниц «Российской газеты» призвал общество и духовенство традиционных конфессий бороться с коррупцией – информируя о «греховности стяжания как цели жизни», создавая подборки священных текстов и включая антикоррупционную пропаганду в миссионерскую деятельность.

Основной тезис статьи, а именно что победа над коррупцией зависит от активности общества, преодоления правового нигилизма и отношения к коррупции как норме, можно только приветствовать. Автор справедливо отмечает, что для действенного сотрудничества в борьбе с коррупцией институты гражданского общества должны обладать «достаточной степенью независимости» от государства. Примером такого сотрудничества называется рабочая группа по взаимодействию со структурами гражданского общества Совета по противодействию коррупции.

Проблема в том, что проводимая государством в последние годы политика направлена на ослабление институтов гражданского общества, т. е. фактически призвана обезопасить коррупционеров во власти. Свой вклад – в виде масштабной атаки на НКО – вносит и ведомство, возглавляемое Коноваловым. Именно Минюст в апреле 2015 г. включил российское подразделение Transparency International, одно из наиболее и эффективных борцов с коррупцией в России, в список иностранных агентов, тем самым значительно затруднив его работу. Расследования другой известной антикоррупционной организации – «Фонда борьбы с коррупцией» Алексея Навального не вызывают интереса у прокуратуры.

Религиозные организации могут помогать государству и обществу бороться с коррупцией, поскольку требования нравственного совершенствования – неотъемлемый элемент всех религий. Но для эффективной борьбы необходимы не столько напоминания о греховности стяжательства, сколько реальная подконтрольность государства обществу. Не случайно роль церкви в борьбе с коррупцией велика в таких странах, как Гана и Нигерия, где государство слабо, а церковь – одна из немногих активных и независимых общественных сил.

Если же диалог между государством и обществом блокирован, обращение к церкви для избавления от коррупции похоже на проводившиеся весной 2015 г. в московских храмах молебны в поддержку импортозамещения. Когда работающих механизмов решения проблемы нет, остается обращаться к помощи сверхъестественных сил.