Мнения
Бесплатный
Мартин Вулф
Статья опубликована в № 4131 от 04.08.2016 под заголовком: Глобалист: Кризисный популизм

Популизм приходит вслед за кризисом в экономике

Обозреватель FT Мартин Вулф о том, как бороться с ясными, простыми и неверными решениями

«У любой сложной проблемы есть решение – ясное, простое и неверное» – эти слова американского журналиста и сатирика Генри Луиса Менкена вполне могли бы быть сказаны о современной политике. Западный мир сталкивается со сложными проблемами – прежде всего с недовольством огромного количества граждан. Те, кто стремится к власти, вроде Дональда Трампа в США и Марин Ле Пен во Франции, предлагают ясное, простое и неверное решение – национализм, нативизм (теория превосходства граждан, родившихся в стране, над иммигрантами – «Ведомости») и протекционизм.

Все эти лекарства – фальшивки. Что не мешает болезни быть вполне реальной. Если правящие элиты по-прежнему будут не в состоянии предложить убедительные средства лечения, волна сметет их самих, заодно положив конец попыткам соединить демократическое самоуправление с открытым, основанным на сотрудничестве мировым порядком.

В чем причина этого отката? В значительной степени дело в экономике. Рост благосостояния прекрасен и сам по себе. Но кроме этого он дает возможность вести политику игры с положительной суммой, что укрепляет демократию, ведь возможность заработать очки получает каждый игрок. Рост благосостояния примиряет людей с экономическими и социальными проблемами. А его отсутствие порождает гнев.

McKinsey Global Institute выявляет особенности происходящего в докладе, красноречиво названном «Беднее, чем родители?» В нем показывается, сколько домохозяйств пострадали от стагнации или падения реальных доходов. С 2005 по 2014 г. это испытали на себе от 65 до 70% домохозяйств в 25 развитых странах. Между тем с 1993 по 2005 г. таких домохозяйств было лишь 2%. Это касается собственно заработанных доходов, так как из-за бюджетного перераспределения доля страдающих от стагнации реальных располагаемых доходов составила от 20 до 25% .

McKinsey также исследовал личную удовлетворенность уровнем доходов, опросив 6000 человек во Франции, Великобритании и США. Как выяснилось, она в большей степени зависит от того, выросли ли доходы человека по сравнению с людьми сходного статуса, чем от того, приблизились ли они к доходам более состоятельных сограждан. Люди предпочитают становиться более обеспеченными, даже если знают, что разрыв с более богатыми им не сократить. Стагнирующие доходы удручают больше, чем растущее имущественное неравенство.

Главная причина длительной стагнации реальных доходов – финансовые кризисы и медленное восстановление экономики после них. Все это подорвало общественное доверие к компетентности и честности деловой, административной и политической элит. На общую картину повлияли и другие изменения. Среди них старение (особенно в Италии) и сокращение доли зарплат в национальном доходе (особенно в США, Великобритании и Нидерландах).

Стагнация реальных доходов, длящаяся дольше, чем когда-либо со Второй мировой войны, – бесспорный политический факт. Но это не может быть единственной причиной недовольства. Многих из находящихся в середине шкалы распределения доходов пугают культурные сдвиги. Касается это и иммиграции – неотъемлемой части глобализации. Гражданство – наиболее ценный актив, которым владеет большинство жителей развитых стран. Они не хотят делиться им с чужаками. Референдум в Великобритании – первое предупреждение.

Так что же делать? Если Трамп станет президентом США, будет, пожалуй, уже поздно. Но предположим, что этого не случилось, а если случилось, последствия оказались не таким страшным, как я опасаюсь. Можно ли в этой ситуации что-то сделать?

Во-первых, нужно понять, что в своем стремлении к процветанию мы зависим друг от друга. Крайне важно уравновешивать отстаивание собственного суверенитета и потребность в глобальном сотрудничестве. Органы международного управления, хотя и необходимые, должны ориентироваться на задачи, которые страны не в состоянии выполнить самостоятельно. Они должны сосредоточиться на обеспечении самых необходимых из мировых общественных благ. Сегодня это означает, что вопрос изменения климата становится более приоритетным, чем дальнейшее открытие мировых рынков для торговли или облегчение движения капиталов.

Во-вторых, реформировать капитализм. Финансы сегодня играют чрезмерную роль. Финансовая система стала стабильнее, но она искажена ложными стимулами. Интересам акционеров придается слишком большое значение по сравнению с другими сторонами, заинтересованными в успешной работе корпораций.

В-третьих, усилить международное сотрудничество в тех случаях, когда оно может помочь правительствам достичь важных целей внутри той или иной страны. Здесь, вероятно, важнейший вопрос – налогообложение. Владельцы больших состояний, пользующиеся системой безопасности, которую обеспечивают легитимные демократии, не должны скрываться от налогов.

В-четвертых, интенсифицировать экономический рост и расширить возможности для получения доходов. Часть решения здесь – более энергичная поддержка совокупного спроса, особенно в еврозоне. Не менее важно поощрять инвестиции и инновации. Изменить экономические перспективы, возможно, и не получится. Но увеличение минимальной заработной платы и щедрые налоговые льготы для работающих – эффективные инструменты повышения доходов среди наименее обеспеченных.

В-пятых, объявить войну шарлатанам. Невозможно противостоять требованиям контролировать приток непрофессиональной рабочей силы в развитые страны. Но такой контроль не повлияет на зарплаты. Попытки защитить свою промышленность, поставив искусственные заслоны для импорта, дороги и не помогут заметно повысить долю производства в структуре занятости. Да, в Германии эта доля выше, чем в США и Великобритании. Но в Германии экспорт значительно превышает импорт, а производители имеют сильные конкурентные преимущества, поэтому ее пример нельзя считать универсальным.

Наконец, необходимо признать серьезность ситуации. Длительная стагнация, культурные сдвиги и неудачи в проводимой политике начинают подрывать баланс демократической легитимности и мирового порядка. Выдвижение Трампа – результат этих процессов. Те, кому не по душе шовинизм, должны предложить творческие и амбициозные идеи, призванные этот баланс восстановить. Это будет непросто. Но мы не можем позволить себе неудачу. На кону вся наша цивилизация.

Автор – ведущий экономический обозреватель Financial Times

Выбор редактора
Читать ещё
Preloader more