Статья опубликована в № 4143 от 22.08.2016 под заголовком: От редакции: От науки к образованию

От высшей школы к средней

На посту министра образования модернизатора сменила традиционалист

Для того чтобы воплотить в жизнь те идеи, которые были сформулированы, требуются и новые подходы, и новые полномочия, а в ряде случаев – и новые люди», – сказал в субботу Дмитрий Медведев, представляя нового министра образования и науки Ольгу Васильеву.

Не очень понятно, какие идеи имел в виду премьер, но мы видим, что на смену модернизатору, естественнику по образованию, тесно кооперированному с университетской и академической средой, при котором вузы переводились на западную болонскую систему, пришел историк и традиционалист (тема кандидатской диссертации – «Советское государство и патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны»), профессионально занимающийся взаимодействием церкви и государства, а в последние годы курировавший в администрации президента тему патриотического воспитания. Первые заявления Васильевой на новом посту («главная задача – забота об учительстве», «сегодня дети – завтра народ») посвящены среднему образованию и патриотизму. Если видеть в этом решении смену хотя бы отчасти независимого профессионала (Дмитрия Ливанова, известного критикой закона об усыновлении, президент назвал в субботу «человеком с характером») на функционера-идеолога, то она вполне укладывается в логику кадровой политики последнего времени.

Да, в этой перестановке очевиден тактический предвыборный мотив. Накануне выборов принято отправлять в отставку наименее популярных министров. С именем Ливанова связано продвижение ЕГЭ, оптимизация школ, сокращение неэффективных вузов, реформа академии наук и борьба с индустрией поддельных диссертаций.

Постоянно всплывающая в последнее время тема зарплат учителей – дополнительное напоминание о том, что Ливанов – хорошая кандидатура на роль сакральной жертвы.

«Профессиональный консерватизм» Васильевой вовсе не означает, что она займется насаждением Закона Божия в школе или усилением присутствия РПЦ в академии («Основы религиозных культур» в школе и кафедры теологии в вузах появились при Ливанове). Напротив, профессионально занимавшаяся взаимоотношением РПЦ и государства Васильева лучше других знает и неприглядные, и трагические страницы истории церкви.

Однако ясно, что политика (в доступном министру размере) в сфере образования будет совершенно другой. То есть с большой вероятностью начатые реформы оказываются под сомнением. Это снова показывает неспособность российской власти к какой-либо модернизации.

С учетом компетенций Васильевой и ее первых заявлений на новом посту выглядят вполне логичными прогнозы о вероятном разделении ее ведомства на министерство образования и министерство науки. Это возможно, если государство считает нужным решать различные задачи (патриотическое воспитание, с одной стороны, и глобальная конкуренция российской науки – с другой). Впрочем, в мире набирает силу скорее противоположная тенденция, говорит Игорь Чириков из НИУ ВШЭ, – укрупнение ведомств, решающих единую задачу развития человеческого капитала.