Статья опубликована в № 4147 от 26.08.2016 под заголовком: От редакции: Бессовестная жизнь

Какую религию теперь можно исповедовать в России

От закона Яровой пострадают безобидные религиозные меньшинства

С момента вступления в силу в июне антитеррористических поправок Яровой – Озерова известно уже четыре случая применения новых норм против представителей религиозных меньшинств – баптистов и пятидесятников. Наибольшую огласку получило решение суда города Орла оштрафовать на 40 000 руб. баптиста Дональда Оссеваарде за организацию домашнего кружка чтения Библии.

Гарантированное Конституцией право на свободу совести включает не только право «исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой», но также «свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Входящие в пакет Яровой поправки к закону о свободе совести и религиозных объединениях были приняты без консультаций с экспертами и представителями религиозных общин и в обход думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций. Эксперты предупреждали, что расплывчатость определения миссионерской деятельности ставит под удар граждан, совершающих религиозные обряды у себя дома.

Новые нормы позволяют государству контролировать сферу, раньше от такого контроля ускользавшую, говорит ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин. Существовавший до сих пор закон о свободе совести и правоприменительная практика не давали правовых оснований для ограничения религиозной и миссионерской деятельности незарегистрированных религиозных групп (если они не нарушали Уголовный кодекс).

У неправославных христиан в России примерно из 15 000 организаций зарегистрировано только 5000 (РПЦ состоит из порядка 16 000 зарегистрированных религиозных организаций). Норма о штрафах делает наиболее вероятными жертвами закона безобидные религиозные меньшинства. Вызывающие интерес правоохранительных органов религиозные группы и организации благополучно контролируются и без закона Яровой.

Единственной организацией, не высказавшей возражений против закона, оказалась РПЦ (только ей, по словам Лункина, удалось внести поправки в первоначальную редакцию). Между тем нормы закона могут быть применены и к деятельности православных; например, призывы священников РПЦ к священной войне могут быть квалифицированы как экстремизм.

Закономерное развитие событий – внесенный в июле в Думу заксобранием Ингушетии законопроект об обязательной регистрации всех религиозных организаций. В случае его принятия Россия, до сих пор ориентировавшаяся в сфере законодательства о свободе совести на Европу, пойдет по пути постсоветских государств Центральной Азии.