Статья опубликована в № 4188 от 24.10.2016 под заголовком: От редакции: Угроза на экспорт

Новая статья российского экспорта

Как Россия реанимирует угрозу холодной войны

Россия эффектно наращивает экспорт внешней угрозы. В конце прошлой недели сразу несколько ведущих западных изданий – The Economist, The New Yorker, National Interest, The Spectator – посвятили главные статьи российской угрозе, неделей раньше немецкая Die Welt назвала Путина «проблемой номер один» для Запада. Хакерские атаки на предвыборный штаб Хиллари Клинтон, которые в США приписывают российским киберпреступникам, или президентский «плутониевый законопроект», в текст которого вписаны условия торга с США, крайне странные с точки зрения взаимодействия с Западом механизмы, но они выглядят вполне логично, если рассматривать их как дешевый и эффектный способ напомнить о себе в качестве главной мировой угрозы. Холодная война, которой Россия грозит Западу в 2016 г., принципиально отличается от холодной войны образца XX в. Цели, для достижения которых раньше требовалось максимальное напряжение экономики и гонка вооружений, в условиях информационного общества оказываются достижимыми более простыми и эффективными способами – виртуальной демонстрацией силы и угроз.

Сегодня не приходится говорить об идеологическом противостоянии России и США как двух альтернативных путей развития, экономическом соперничестве, конкурировании на равных за влияние в странах третьего мира, говорит главный редактор журнала «Контрапункт» Мария Липман. Но остается возможность игры в холодную войну, которая символически возвращает России зловещий ореол СССР. Словно бы для подтверждения верности исторических ассоциаций, в конце недели пути выхода отношений России и Запада из кризиса обсудили 85-летний экс-президент СССР Михаил Горбачев с 92-летним экс-президентом США Джорджем Бушем-старшим, назвав его «ненормальным состоянием». В декабре 1989 г. на Мальте именно Горбачев и Буш провозгласили конец холодной войны.

Но реагирование на угрозы не обязательно означает восприятие России как равного соперника. Торговля угрозами без возможности составить реальную идеологическую конкуренцию скорее напоминает северокорейский вариант взаимодействия с международным сообществом с поправкой на мощнейший ядерный арсенал и присутствие в Совбезе ООН. С другой стороны, в условиях «мирового беспорядка», пришедшего на смену мировому порядку времен холодной войны, любая попытка манипулировать угрозами усиливает дисбаланс всей системы в целом.