Мнения
Бесплатный
Владимир Назаров
Статья опубликована в № 4191 от 27.10.2016 под заголовком: Бюджет: Откуда ждать роста

Откуда ждать роста

Экономист Владимир Назаров разъясняет план Минфина

Подготовка бюджета на 2017–2019 гг. сопровождалась частыми корректировками макропрогноза. В течение октября прогноз корректировался три раза. Многие эксперты и журналисты даже начали острить, что не бюджет делается на основе макропрогноза, а, наоборот, прогноз экономических показателей «натягивается» на основные параметры бюджета. Однако в основе частой смены макропрогноза лежали не только особенности межведомственного взаимодействия в бюджетном процессе, но и фундаментальные макроэкономические дискуссии, которые, к сожалению, в значительной степени остались за кадром.

Суть этих дискуссий: способствует ли жесткая денежно-кредитная и бюджетная политика экономическому росту или, наоборот, угнетает его? Один из пересмотров параметров макропрогноза Минэкономразвития как раз и основывался на предположении, что если Центральному банку (ЦБ) удастся снизить инфляцию до 4% в 2017 г., а Минфин сможет уложиться в целевые параметры дефицита в 2017 г. в 3,2% ВВП, а затем снижать этот дефицит на 1% ВВП ежегодно, то это негативно повлияет на экономический рост.

Это вполне укладывается в кейнсианские модели экономического роста, в рамках которых ужесточение бюджетной политики приводит к снижению внутреннего спроса и замедляет рост ВВП. Однако в последнее время экономисты все больше внимания обращают на некейнсианские эффекты бюджетной консолидации, которые могут оказать позитивное влияние на экономический рост даже в краткосрочной перспективе.

Во-первых, бюджетная консолидация может приводить к улучшению ожиданий экономических агентов. Когда в бюджете зияют дыры, а пресса гадает, будет дефолт или нет, настроения у инвесторов и населения вряд ли будут радужными, даже если деньги из бюджета текут рекой. Рано или поздно они начнут спрашивать сами себя: «А что эти ребята будут делать дальше, чтобы свести концы с концами: включат печатный станок или повысят налоги?» Очевидно, что такие размышления не приводят к буму долгосрочных инвестиций. Напротив, понимание, что хуже не будет, что бюджет сбалансирован и финансовые власти не прибегнут ни к дальнейшему повышению налогов, ни к бесконтрольной эмиссии, может способствовать и росту инвестиций, и повышению уверенности потребителей.

Во-вторых, снижение дефицита бюджета позволит снизить реальную процентную ставку. Вне зависимости от того, какой механизм используется для покрытия дефицита бюджета – внутренние заимствования или трата резервных фондов, – это делает деньги более дорогими. Предъявляя повышенный спрос на внутренние заимствования, государство увеличивает их стоимость и вытесняет частных заемщиков, что вряд ли укрепляет экономический рост. В случае трат резервного фонда речь фактически идет об эмиссии, поскольку ЦБ выдает Минфину дополнительные рубли, которые в данный момент не обеспечены ростом выпуска. Чтобы не допустить всплеска инфляции, ЦБ должен как-то абсорбировать эту избыточную ликвидность. Очевидно, что о значительном снижении процентных ставок в таких условиях можно забыть. Если же экономические агенты видят, что дефицит постепенно сокращается, это уменьшает инфляционные ожидания и позволяет ЦБ активнее снижать ключевую ставку. В результате постепенно улучшаются условия для инвестиций. Этот фактор не будет действовать в странах с нулевыми процентными ставками. Не случайно сейчас МВФ и центральные банкиры все больше говорят об исчерпанности мер денежно-кредитной политики для ускорения экономического роста, возлагая больше надежд на структурные реформы и меры бюджетной политики. Но в России высокие процентные ставки, а их величина воспринимается многими предпринимателями как препятствие экономическому развитию. В этих условиях влияние бюджетной консолидации на экономический рост через снижение процентных ставок может оказаться позитивным.

В-третьих, само снижение доли государства в ВВП – это благо, так как может происходить замещение государственных расходов частными. Многие госрасходы вопиюще неэффективны и в лучшем случае только статистически увеличивают ВВП в момент их осуществления, однако их влияние на долгосрочные темпы роста, особенно при такой структуре расходов бюджета, вряд ли позитивно.

В современных российских реалиях выбранный финансовыми властями курс на снижение инфляции и бюджетную консолидацию не должен негативно повлиять на экономический рост. Значит ли это, что бюджет идеален? Конечно, нет. В структуре расходов доминируют расходы на оборону, правоохранительную деятельность, нацбезопасность и соцполитику, а для долгосрочного роста нужен акцент на развитии образования, здравоохранения и инфраструктуры. Госпрограммы пока не стали эффективным инструментом госполитики, а являются скорее описанием деятельности ведомств. Да и для экономического роста абсолютно необходимо доверие. Денежно-кредитная и бюджетная политика пытается его сформировать, но без улучшения ситуации с правами собственности, без отмены избыточного контроля бизнеса со стороны власти, развития местного самоуправления и реальной (а не имитационной) приватизации уверенности населения и бизнеса в улучшении ситуации не появится. Консолидация росту не помеха, но она не может быть единственным источником роста.

Автор – директор НИФИ Минфина России