Статья опубликована в № 4192 от 28.10.2016 под заголовком: Ближний Восток: Жертвы дефицита внимания

Жертвы дефицита внимания

Почему отодвигается разрешение кризиса в Йемене

На минувшей неделе Соединенные Штаты и Великобритания предприняли очередную попытку повлиять на исход йеменского кризиса и добились введения режима прекращения огня на 72 часа без каких-либо предварительных условий. Однако начало перемирия было омрачено очередными авиаударами по Йемену, совершенными саудовскими военно-воздушными силами.

Создается впечатление, что Запад обращает внимание на Йемен только после громких резонансных событий. Только полный провал кувейтского диалога в начале августа 2016 г. вынудил госсекретаря США Джона Керри выступить в Джидде со своей инициативой, которая тем не менее уже была не в силах повернуть время вспять. Недавняя совместная американо-британская инициатива также была бы куда более уместной еще летом 2016 г., когда кувейтский переговорный процесс шел полным ходом. Сейчас же реакция Соединенных Штатов и Великобритании, похоже, вновь выглядит запоздалой.

Никакой реакции в отношении конфликта в Йемене, за исключением ритуальных заявлений о необходимости соблюдения норм гуманитарного права и разрешении конфликта сугубо политическим путем, до сих пор нет и со стороны России. Москва, по всей видимости, делает ставку на постепенное сближение с Эр-Риядом в надежде на достижение договоренностей по нефтяному вопросу. С этой точки зрения любое вмешательство России в йеменский конфликт будет расцениваться саудовским руководством не иначе как вторжение в зону ее непосредственных интересов, способное заметно притормозить российско-саудовский диалог.

Йемен во многом остается заложником своей периферийности не только в глобальном, но и в региональном плане, что приводит к серьезному дефициту интереса по отношению к этой стране со стороны мирового сообщества. Если Сирия во многом страдает из-за чрезмерного внимания к ней со стороны внешних игроков, становясь ареной геополитической борьбы между США, Россией, Саудовской Аравией, Катаром, Турцией, Ираном и т. д., то йеменский конфликт испытывает острую нехватку этого самого внимания. При этом саудовская интервенция в Йемен создает крайне тревожный прецедент, когда страна не из числа «совбезовской пятерки» безнаказанно превращает в руины соседнее государство только за то, что ее не устраивает действующая там власть.

Ситуация в Йемене еще с начала «арабской весны» была полностью отдана на откуп Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) во главе с Саудовской Аравией, который в ноябре 2011 г. выступил со своей мирной инициативой. Согласно этому документу именно ССАГПЗ должен был выступить гарантом ее выполнения и имплементации. Увы, но дальнейший ход событий показал, что опыта в урегулировании столь сложных конфликтов у «аравийской шестерки» явно не хватает.

Эр-Рияд оказался не в состоянии занимать равноудаленное положение от всех противоборствующих игроков, позволив в конечном итоге клану ал-Ахмаров сделать себя одной из сторон конфликта. Именно с молчаливого согласия Саудовской Аравии генеральный прокурор Йемена пошел на нарушение мирной инициативы в части лишения иммунитета от уголовных преследований экс-президента Йемена Али Салеха, что подтолкнуло политика и его партию «Всеобщий народный конгресс» (ВНК) к нетривиальному альянсу с хуситами, на что саудовское руководство ответило началом военной операции. Нынешнее обострение йеменского кризиса в каком-то смысле и есть результат саудовского посреднического стиля, когда королевство одновременно выступает и модератором, и одной из сторон конфликта.

Пять лет йеменского политического транзита от салеховского авторитаризма к неопределенности уже сейчас позволяют сделать ряд важных выводов. Альянс ВНК и «Ансар Аллах» не только сохранил за собой политический контроль над территорией Северного Йемена даже в условиях военной интервенции, но и добился значительных успехов в правовом поле. По его инициативе в Йемене возобновил свою работу еще один абсолютно легитимный орган – Палата представителей, которая помимо всего прочего сформировала не менее легитимным путем Высший политический совет во главе с руководителем политического бюро «Ансар Аллах» Салехом ас-Самадом.

Йеменский конфликт уже привел к быстрому истощению ресурсов всех участвующих в военной интервенции сторон, и прежде всего Саудовской Аравии. У королевства остается все меньше возможностей продолжать военную кампанию в Йемене, которая каждый день приносит Эр-Рияду колоссальные репутационные и материальные издержки. Кроме того, действия Саудовской Аравии актуализировали давний территориальный конфликт с Йеменом в отношении трех саудовских провинций – Джизана, Наджрана и Асира, которые йеменцы считают оккупированными королевством территориями.

Оправдывая в 2015 г. начало бомбардировок Йемена, саудовское руководство ссылалось на чрезмерную активность Ирана на южных рубежах королевства. Последующие события обнажили спекулятивный характер иранского присутствия в этой арабской стране и тесной взаимосвязи Тегерана с хуситами. По меткому выражению востоковеда Сергея Сереброва, Иран – не более чем «фантомный участник» кризиса, необходимый Эр-Рияду для оправдания своих действий в отношении Йеменской Республики. Война в Южной Аравии убедительно показала самодостаточность и самостоятельность «Ансар Аллах» и несерьезную роль Ирана в йеменском конфликте.

Наконец, ситуация в Йемене так и не позволила Саудовской Аравии закрепить за собой статус регионального лидера, причем не только в масштабах всего Ближнего Востока, но и в рамках Аравийского полуострова. Даже среди государств – членов ССАГПЗ все чаще возникают конфликты, связанные с нежеланием аравийских монархий мириться с саудовским доминированием на полуострове. В этой же плоскости лежит и саудовско-катарский конфликт 2013 г., и конфликт королевства с ОАЭ по вопросам стратегии и тактики проведения йеменской операции в начале 2016 г.

Все это переводит йеменский конфликт в принципиально новую стадию, где изгнанное правительство Мансура Хади оказывается уже лишним. Мало того, что влияние изгнанного президента в Йемене продолжает исчисляться долями процента, так еще и его репутация как «единственного легитимного» лидера оказалась подорванной. Время работает против сбежавшего главы государства, делая его позиции в потенциальном переговорном процессе все более уязвимыми.

Власти в Сане уже дали понять, что возобновление мирных переговоров в прежнем трехстороннем формате невозможно, как невозможно и ведение переговоров с правительством в изгнании. Иными словами, Высший политический совет (ВНК и «Ансар Аллах») будет иметь дело только с саудовскими властями, что фактически означает принципиальное переведение конфликта из статуса внутрийеменского в межгосударственный, что, скорее всего, заставит спецпосланника ООН по Йемену пересмотреть стратегию по его мирному урегулированию.

Автор – старший преподаватель НИУ ВШЭ

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать