Мнения
Бесплатный
Николай Эппле
Статья опубликована в № 4194 от 01.11.2016 под заголовком: От редакции: На страже истории

Силовая оборона истории

Борьба с фальсификациями похожа на попытки заслониться от истории, предложив безопасную ее трактовку

Тезис о том, что в России история играет роль, в других странах отведенную политике, получает все новые иллюстрации. Темой фальсификации истории заинтересовался Совет безопасности.

Тема была обсуждена на расширенном заседании секции по проблемам информационной безопасности научного совета при Совете безопасности, сообщает официальный сайт Совбеза. Подробности обсуждения стали известны «Коммерсанту». Участники выделили наиболее значимые события, являющиеся объектом фальсификации, – это национальная политика Российской империи и СССР, роль СССР в победе над фашизмом, пакт Молотова – Риббентропа, СССР и политические кризисы в странах Восточной Европы, а также тема революции 1917 г., которая может стать поводом для спекуляций в год 100-летнего юбилея.

Причиной и источником фальсификаций является информационная война со стороны других государств и международных организаций, с которой нужно бороться своим информационным оружием. Звучали сожаления о том, что президентская комиссия по противодействию фальсификации истории просуществовала всего три года, и предложения создать новый федеральный орган.

Можно отметить, что борьбой за историю теперь занялись не только идеологи, но и формальные силовики (хотя у Николая Патрушева или, например, Сергея Иванова всегда было свое видение истории). Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории была создана в 2009 г. по инициативе тогдашнего главы кремлевской администрации Сергея Нарышкина. В 2012 г. комиссия закончила свое существование, зато под руководством Нарышкина, уже спикера Госдумы, было создано Российское историческое общество.

В феврале этого года спикер Госдумы анонсировал создание оргкомитета по подготовке мероприятий к 100-летию революции 1917 г. Подготовка с тех пор застопорилась, а Нарышкин возглавил Службу внешней разведки.

«Искажение» или «фальсификация истории» – терминология пропагандистов, а не ученых, говорит историк Иван Курилла. У историков есть методы оспаривания недобросовестной работы с источниками, но эта недобросовестность видна не по выводам и интерпретациям, а при анализе методологии научного труда. Предельная степень политизации истории на практике ведет ко все более отчетливому разделению науки и пропаганды. На разного рода совещаниях по «исторической политике» мы видим политологов и специалистов по пиару и практически не видим историков (отсюда и «казус Мединского», который столкнулся с единодушным неприятием историков).

За борьбу с фальсификациями и создание особого органа выступают аппаратчики и выходцы из спецслужб. Структура по борьбе с чем-либо – хороший способ привлечь госфинансирование. Но если история оказывается ресурсом для торговли угрозами, значит, часть элиты действительно ее боится. Борьба с фальсификациями похожа на попытки заслониться от истории, предложив безопасную ее трактовку.