Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь
Аналитика / Война и миф

Шланг с возвратом

75 лет назад США распространили на СССР действие закона о ленд-лизе

75 лет назад, в начале ноября 1941 г., США распространили на СССР действие закона о ленд-лизе – предоставлении во временное пользование боевой техники, вооружения, военной амуниции, транспорта и других материалов странам, воюющим с нацистской Германией и ее сателлитами. Поставки союзников сыграли большую роль в общей победе над нацизмом, существенно снизили потери Красной армии на полях сражений и жертвы среди мирного населения. Попытки принизить его значение антиисторичны и безнравственны.

Закон о ленд-лизе был предложен президентом Франклином Делано Рузвельтом конгрессу в январе 1941 г. После поражения Франции и британского экспедиционного корпуса летом 1940 г. Великобритания и ее союзники по борьбе с нацизмом испытывали недостаток в вооружении и в средствах для оплаты военных заказов в США. Тогда в Белом доме возникла идея перевести помощь противникам нацистов на принцип ссуды и аренды. Сам Рузвельт пояснял принцип ленд-лиза на примере тушения пожара у соседа: когда ему нужен шланг для воды, просить деньги за инвентарь не следует – пусть только его потом вернут. 11 марта 1941 г. закон о ленд-лизе был подписан президентом. Закон позволял ему «продавать, передавать, обменивать, сдавать в аренду, давать взаймы или поставлять иным способом» любую промышленную и сельскохозяйственную продукцию стране, чья оборона признавалась жизненно важной для безопасности Соединенных Штатов. Техника, вооружение и другие предметы снаряжения, потерянные в ходе боевых действий, не оплачивались. Первоначально закон распространялся на Великобританию и Грецию.

22 июня нацисты напали на Советский Союз. Вскоре он запросил помощи у Великобритании и США. Из-за катастрофического развития событий в первые недели войны – быстрого продвижения немецких войск и тяжелейших потерь боевой техники, транспорта и военного снаряжения – обострилась проблема восполнения утраченного. Значительная часть советских военных заводов и технологически связанных с ними предприятий располагалась в европейской части СССР. Многие из них оказались под угрозой захвата или бомбардировок немецкой авиации. Чтобы избежать их уничтожения или использования противником, началась масштабная эвакуация крупных предприятий, вызвавшая длительное снижение выпуска многих видов продукции.

Первая помощь

США и Великобритания опасались скоротечного разгрома Красной армии и попадания военных материалов в руки противника. Военные предполагали, что нацисты разгромят СССР в течение полутора, максимум трех месяцев. Однако политики в Вашингтоне и Лондоне оценивали возможности сопротивления Красной армии существенно выше. В начале августа 1941 г. в Советский Союз направился специальный представитель президента США Гарри Гопкинс, который вел личные переговоры с Иосифом Сталиным.

Первое соглашение о закупке английских военных материалов в обмен на поставки грузов и драгоценных металлов СССР и Великобритания заключили 18 августа 1941 г. 31 августа первый морской конвой из Англии, имевший кодовое наименование «Дервиш», прибыл в Архангельск. 6 сентября в ответ на тревожное послание из Москвы Рузвельт сообщил Сталину о будущем распространении ленд-лиза на СССР. 1 октября, в день, когда танки Гудериана прорвали фронт на брянском направлении и ринулись на Москву, в столице был подписан первый протокол о поставках военных материалов из США. В конце октября – начале ноября 1941 г. Рузвельт подписал закон, распространивший ленд-лиз на СССР.

Сейчас значение ленд-лиза отрицают разве что откровенные нигилисты истории и люди, слепо повторяющие слова зампреда Совмина Николая Вознесенского, что доля союзных поставок не превышала 4% советского производства. Впрочем, есть немало публицистов, которые стремятся разными способами преуменьшить роль ленд-лиза в победе.

Доводы критиков союзной помощи можно свести к двум ключевым тезисам.

1) Темпы ее поступления были низкими, большая часть поставок прибыла, когда советская промышленность развернула производство всего необходимого для армии.

2) Качество союзной техники и вооружения уступало советским образцам.

Стремление свести помощь США, Великобритании и Канады к поставкам боевой техники и вооружения – следствие слабого знания материала или попытки исказить историю.

Попробуем разобраться с номенклатурой поставок, их темпами и причинами задержек. Известный историк бронетехники Михаил Барятинский в книге «Танки ленд-лиза в бою» отмечал: большинство советских специалистов по закупкам боевой техники прибыли в Великобританию лишь в ноябре, причем на месте выяснилось, что они не знают английского языка. Они смогли приступить к своим обязанностям только после ускоренных курсов, в январе 1942 г . В США специалисты прибыли лишь в январе. Между тем роль советских приемщиков была очень велика: они должны были контролировать оснащение поставляемых танков, самолетов и автомобилей дополнительным оборудованием, которое позволяло их эксплуатировать на советско-германском фронте.

16 миллионов тонн

В октябре 1941 г. – июне 1942 г. наибольшую часть тоннажа поставок ленд-лиза (всего 1,42 млн т) составляли металлы (около 30%) и продукты (22%), боевая техника шла на третьем месте (15%), ненамного опережая нефтепродукты (12%). С учетом британской помощи вооружение и взрывчатые вещества по объему были примерно равны продуктам. Возможности поставок были ограничены не только мощностью американской и британской промышленности, но и активизацией боевых действий в Северной Африке и начавшейся в декабре 1941 г. войной между США и их союзниками с Японией на Тихом океане

Поставки по второму протоколу, подписанному СССР и союзниками в июне 1942 г. (июль 1942 г. – июнь 1943 г.), были вдвое больше – 3,1 млн т, треть из них составляло продовольствие, 24% – металлы, боевая техника – 15%. Нефтепродукты, взрывчатые вещества и оборудование заполнили 7%, 6% и 5% тоннажа соответственно.

Наиболее масштабными были поставки по третьему протоколу (июль 1943 г. – июнь 1944 г.) – 5,75 млн т, но и здесь 30% поставок составляли продукты, 18% металлы, доля боевых и транспортных машин снизилась до 13%, нефтепродукты, ВВ и оборудование сравнялись – по 8%.

По четвертому протоколу СССР получил до 12 мая 1945 г. еще 5,5 млн т помощи, на этот раз доля продуктов и металлов почти сравнялась (21 и 20% соответственно), объем нефтепродуктов (13%) опередил боевую технику и транспорт (12%), а объем оборудования достиг 9%. Кроме того, по сравнению со вторым периодом резко (с 1% до 6%) выросла роль транспортного оборудования.

11 млн т из 15,7 млн т грузов за период войны с Германией (более 200 000 т прибыло до заключения первого протокола), или 70,7%, действительно были получены со второй половины 1943 г. по май 1945 г.

Нельзя объяснять недостаточные, по мнению советской стороны, темпы поставок только злокозненностью союзников, которые активизировали помощь Красной армии только после побед под Сталинградом и Курском. В 1941–1942 гг. масштаб поставок ограничивался тоннажем транспортных судов советского и союзных торговых флотов. В 1943 г. проблема решилась благодаря массовому (по три в день) выпуску простых по конструкции, дешевых в производстве транспортных кораблей типа «Либерти», которое перекрыло потери кораблей от действий авиации и подводных лодок противника.

Помощь, поступившая вовремя

По расчетам Михаила Барятинского, СССР получил из США, Англии и Канады 10 395 (по другим данным – 10 876) танков, это без учета потерянных из-за гибели перевозивших их судов (более 1300). Из них с октября по декабрь 1941 г. СССР получил 466 английских и 27 американских танков. Казалось бы, немного. Но эти боевые машины прибыли очень вовремя. Как отмечает историк Николай Симонов, массовая эвакуация привела к резкому сокращению производства вооружения, боевой техники и ее оснащения. В ноябре – декабре 1941 г. выпуск военной продукции был наименьшим за все время войны. Большую часть произведенной в СССР бронетехники в тот период составляли слабые по вооружению и бронированию легкие танки, оснащенные крупнокалиберным пулеметом или 20-мм пушкой. Производство Т-34 и КВ снизилось из-за эвакуации Ленинградского, Кировского и Харьковского заводов. 493 танка – это 18,1% советского производства за IV квартал 1941 г.

В первой половине 1942 г. Красная армия получила от союзников 2300 танков, более 1500 бронетранспортеров, которые в СССР не производились. Это около 20% советского производства за этот период (11 100 танков). После тяжелых потерь каравана PQ-17 поставки по Северному пути были на время свернуты, однако самолеты продолжали поступать по трассе Аляска – Сибирь и через Иран, автомобили и бронетехника – через Дальний Восток и Иран. Осенью 1942 г. – весной 1943 г. танковые и механизированные части Закавказского и Северо-Кавказского фронтов были оснащены зарубежной бронетехникой на 65–70%.

Кроме того, отмечает Михаил Барятинский, производство танков Т-34-85 на нижнетагильском «Уралвагонзаводе» стало возможным только после закупки соответствующего оборудования в США и Великобритании. Как оценить тогда долю союзников в производстве самых совершенных «тридцатьчетверок» на этом предприятии в 1944–1945 гг. (10 253 машины).

Доля иностранной самоходной артиллерии составляла в Красной армии всего 7%, но это были преимущественно зенитные самоходки, которые не производились советской промышленностью. Без них надежное прикрытие танковых и механизированных войск от внезапных налетов немецкой авиации вряд ли было бы возможно.

Поставки самолетов также сыграли существенную роль в сохранении и наращивании боеспособности советских ВВС, в том числе и в критические периоды боевых действий. В октябре – декабре 1941 г. СССР получил от Великобритании и США 819 боевых самолетов, в основном истребителей, что составило около 30% производства боевых самолетов (2665) в Советском Союзе за этот период (данные о производстве самолетов по: М. Ю. Мухин. Советская авиапромышленность в годы Великой Отечественной войны).

В первой половине 1942 г. СССР получил от союзников около 2600 боевых самолетов, что составило около 30% их производства советской промышленностью. Снижение поставок танков и самолетов во второй половине 1942 г. было не вполне оправданным, но не оказалось критическим: эвакуированные в 1941 г. военные заводы за счет нестандартных управленческих решений и исключительного, вплоть до самопожертвования, напряжения сил рабочих и инженеров преодолели трудности обустройства и восстановления производства и перешли к серийному выпуску продукции. Производство самолетов в III квартале 1942 г. выросло по сравнению с первым в 1,9 раза (6219), в четвертом – в 2,2 раза (7194). Производство танков в III квартале 1942 г., несмотря на начатую эвакуацию Сталинградского завода, увеличилось по сравнению с первым в 1,7 раза (с 3 666 до 6367), в четвертом – в 1,85 раза (6783), росла и доля средних танков Т-34 в выпуске бронетехники.

В итоге доля поставленных США и Великобританией боевых самолетов составила от 15 до 16% советского производства, при этом доля истребителей и бомбардировщиков приближалась или даже превышала 20%. Доля танков составила около 16%.

Роль союзников в снабжении Красной армии и страны автотранспортом и вовсе трудно переоценить. Из США, Великобритании и Канады было получено в общей сложности 477 785 автомобилей, что в 2,3 раза превысило советское производство за этот период. Напомним, что к началу Великой Отечественной Красная армия располагала 272 600 автомобилями всех типов. В годы войны она получила с заводов и из народного хозяйства 431 300 машин. Поставки союзной автомобильной техники превысили ее поступление из собственных ресурсов. Отметим также, что по ленд-лизу было получено большинство грузовых машин повышенной проходимости и большой грузоподъемности. Американцы поставляли технику, которая не производилась в СССР: амфибии, танковые транспортеры и др.

«На Боже, что нам негоже»

Еще один предмет для критики ленд-лиза – слабость поставлявшейся в СССР боевой техники и вооружения. Утверждается, что США и Великобритания не помогали Красной армии передовыми видами боевой техники: истребителями «Мустанг», штурмовиками «Темпест», тяжелыми бомбардировщиками «летающая крепость». Но за небольшим исключением союзники передавали Красной армии те виды вооружения, которые использовали сами и которые были в той или иной степени пригодны для применения на советско-германском фронте.

Претензии к качеству боевой техники не всегда обоснованы. Нередко ссылаются на Сталина, резко критиковавшего истребители «Харрикейн», которые начали поступать на вооружение Красной армии с октября 1941 г. Действительно, «Харрикейны» уступали по скорости и вооружению новым немецким, британским и части советских истребителей. Тем не менее они превосходили И-16 и И-153, которые составляли в тот период три четверти парка истребителей советских ВВС. Британские пилоты за месяц боевых действий под Мурманском сбили 15 самолетов, потеряв два своих – довольно убедительное опровержение заведомой слабости и непригодности «Харрикейнов».

Самолеты других типов отличались более высокими качествами. Известно, что один из лучших асов советских ВВС Александр Покрышкин сбил 47 из 59 немецких самолетов на «Аэрокобре», на ней же добился большинства своих побед и один из его товарищей по оружию – Георгий Речкалов. Трудности пилотирования, о которых говорят историки авиации, характерны не только для «Аэрокобры». Советские летчики, начавшие карьеру с И-16, отмечали исключительную строгость этих машин к ошибкам пилотов. Показательно, кстати, что сам Покрышкин, уже будучи командиром авиадивизии, отказывался пересесть с «иномарки» на отечественный Ла-7.

Больше претензий к «иномаркам» предъявляли танкисты. Их можно было понять: конструкция средних американских танков М3с с архаичной многоярусной установкой вооружения устарела до начала их производства. Советские танкисты испытывали трудности в эксплуатации иностранных танков: в бездорожье и лесисто-болотистой местности грязь и корни деревьев забивались под фальшборты британских танков. Приходилось регулярно останавливать движение, чтобы очищать ходовую часть. Британские танки было также трудно запустить зимой, они были неустойчивы на зимней дороге (приходилось наваривать на гусеницы шипы). Но нередко танкисты сравнивали легкие танки М3л или «Валентайн» с Т-34, что вряд ли можно признать честным. Британские «Валентайны» и «Матильды» уступали по вооружению КВ и Т-34, но превосходили по боевым качествам Т-60 и Т-70, а также танки довоенного производства БТ и Т-26. Американские танки М4А2 («Шерман») с 76-мм длинноствольной пушкой были хорошей и сбалансированной боевой машиной с хорошо работавшей связью и мощным вооружением. Это орудие пробивало броню немецких танков не хуже 85-мм пушки Т-34-85, пишет Барятинский. Герой Советского Союза Дмитрий Лоза в воспоминаниях «Танкист на иномарке» высоко оценил «Шерманы».

Рации, бензин и tushonka

Кроме того, критики ленд-лиза часто умалчивают о большой роли поставок военной инфраструктуры из США, Великобритании и Канады. В СССР поступило около 2 млн км телефонного кабеля при собственном производстве в 233 000 км. Прибытие импортных полевых телефонов сократило их некомплект в Красной армии к 1943 г. с 75 до 20%. К концу войны импортное оборудование связи составляло около 80% имевшегося в Красной армии и на флоте. В годы Второй мировой войны стороны активно прибегали к радиолокации для выяснения воздушной обстановки, обнаружения самолетов противника и наведения на них собственных истребителей. 2000 радиолокационных станций из 2800, находившихся на вооружении Красной армии, прибыли из США и Великобритании.

Поставки зарубежных нефтепродуктов составили в общей сложности 2,6 млн т. Это были высокооктановый бензин и так называемые светлые бензиновые фракции, которые использовались для смешивания с отечественными нефтепродуктами и повышения их октанового числа. Всего поставки по ленд-лизу составили 51,5% советского производства моторного топлива. Его поставки с Абаданского завода в Иране не прекращались в самые тяжелые дни лета и осени 1942 г., когда выработка нефтепродуктов снизилась из-за эвакуации Грозненского и Майкопского нефтеперерабатывающих заводов и массированных ударов немецкой авиации по Саратовскому заводу. Без иностранного бензина советской авиации было бы существенно труднее завоевать и сохранять господство в воздухе – значительную часть боевых вылетов пришлось бы отменить.

Велика была и роль поставок пороха, взрывчатых веществ и их компонентов. В первый (а отчасти и во второй) период войны советская артиллерия испытывала недостаток боеприпасов, влиявший на мощность артиллерийской подготовки при наступлении и качество пристрелки в обороне. Это было следствием как недостаточной подготовки мощностей по производству взрывчатых веществ накануне войны, так и эвакуации многих заводов. Обвинять в недостатке снарядов только союзников, не сразу наладивших поставку в СССР достаточного объема ВВ и химикатов, в такой ситуации вряд ли уместно. Это скорее вопрос к качеству управления государством и оборонно-промышленным комплексом. В 1942–1944 гг. наркомат боеприпасов получил 362 000 т тротила, 24,5% (около 89 000 т) которого составили поставки по ленд-лизу. При этом из 160 000 т толуола, который потребовался для производства тротила, 64 000 т (40%) было получено от союзников, уточняют историки Вячеслав Скворцов и Андрей Судариков. Поставки из США в полном объеме начались со второй половины 1943 г. «Огневую мощь Красной армии в существенной степени пришлось обеспечивать за счет поставок тротила и толуола союзников», - указывают авторы.

Благодаря поступлению по ленд-лизу на 40% были удовлетворены потребности Красной армии в новокаине, сульфаниламидах, глюкозе, значительно улучшилось оснащение и качество хирургических инструментов и рентгеновской техники, в лечебную практику широко внедрили пенициллин. В 1945 г. США поставили более 100 000 протезов конечностей.

Наконец, нельзя забывать о значении продовольственной помощи союзников. Захват нацистами значительных территорий резко ослабил сельское хозяйство СССР, его пищевую промышленность и их способность снабжать армию и население страны продуктами в объемах, сохранявших боеспособность бойцов и трудоспособность работников. На оккупированной территории выращивалось 38% зерновых культур, более половины технических, 87% сахарной свеклы, почти половина крупного рогатого скота и 60% свиней. Машинный парк сельского хозяйства уменьшился на 242 000 тракторов, 61 000 комбайнов, 162 000 автомашин. На неоккупированной территории тяговые ресурсы машинно-тракторных станций и колхозов уменьшились на 32%, число автомашин – на 89%. Снизились не только посевные площади, но и валовые сборы и урожайность ключевых культур, поголовье скота и его продуктивность. По этим показателям колхозы уступали дореволюционным крестьянским хозяйствам времен Первой мировой войны. Усиление налогового пресса (повышение сельхозналога в 1943 г.) и одновременное снижение выплат по трудодням из-за увеличившихся госпоставок привело к тяжелому недоеданию и голоду, вспыхивавшему ежегодно в отдельных регионах. Один из видных аграрных историков – Виктор Кондрашин полагает, что без продовольственной помощи союзников «царь-голод» мог стать союзником нацистов.

За годы войны из США было получено 610 000 т сахара (41,8% от советского производства) и 664 600 т мясных консервов, которые во многих таблицах обозначены транслитерацией – tushonka, что превысило ее производство в СССР. Немало жизней также спас американский яичный порошок, который выдавался и в тыловых пайках. Анастас Микоян, ведавший в Государственном комитете обороны снабжением, рассказывал историку Георгию Куманеву: «Какие весомые калории получили наши солдаты! И не только солдаты. Кое-что перепадало и тылу».

Все сказанное выше не означает, что СССР не смог бы одолеть нацистскую Германию «один на один». Упорство и жесткость сталинского руководства, героизм и самопожертвование народа позволили бы достичь Победы над врагом и в самых неблагоприятных условиях. Однако без помощи союзников война могла бы затянуться еще на длительный период и обернулась бы более масштабными человеческими жертвами на фронте и от голода и болезней – в тылу. Как выразился один из героев Константина Симонова, «если так, то, пожалуй, бабы начнут рожать непорочным зачатием».

Читать ещё
Preloader more