Статья опубликована в № 4200 от 10.11.2016 под заголовком: Выборы: Американцы обрусели

Дорогие россияне, мы теперь как вы

Американский политолог Сэм Грин о переходе политики от общего к частному

Здравствуйте, россияне. Это мы, американцы, идя напролом и не разбирая дороги, забрели к вам случайно. Так уж получилось, sorry. Но не слишком у вас тут уютно, постараемся долго не задерживаться.

Осознаем мы это или нет, а американцы изрядно обрусели. Не в том плане, что избрали президента, пренебрежительно относящегося к конституции и инакомыслящим, хотя да, действительно избрали. И даже не в том плане, что приехали в мир «после факта», где любая ложь сходит за легитимное высказывание. Хотя, безусловно, приехали.

Нет, обрусели мы, американцы, тем, что потеряли веру в то, что могло бы нас объединять. Перестали верить в общественное благо и больше не особенно требуем его от государства. Перестали интересоваться общественным пространством, предпочитая уединяться только там, где нас понимают. И потому больше не видим смысла в том, чтобы попытаться найти что-то общее с теми, кто понимает нас не с первого раза.

То, что происходит сейчас, – признак перехода политики от общего к частному. Политика приватизируется и в отсутствие привязки даже к личному материальному благу становится вещью чисто эмоциональной. Мы ходим на выборы, как в цирк, – чтобы то ужасаться, то смеяться, переживать за артистов и животных, но уж никак не за себя. Нас-то происходящее на ринге никак не касается. Защищены мы своим наивным зрительским неверием в то, что циркачи могут и улучшить, и ухудшить наше благосостояние. В цирк приходят отвлекаться от проблем повседневной жизни, а вовсе не для того, чтобы их решать.

Ну а раз политика – цирк, то отчего же не выбрать клоуна?

У нас, как и у вас, есть проблемы. Главным образом – неравенство, выражающееся как в распределении доходов и богатства, так и в доступе к власти и шансах поймать полицейскую пулю. И сколько бы мы об этом ни говорили, это неравенство не исчезает. Не удивительно тогда, что мы перестали надеяться. Ну и не только мы. Вы тоже, похоже. Да и пол-Европы заодно. Когда в очередной раз позвали в цирк, те из нас, кто клоунов не любит и жалеет несчастных животных, решили отсидеться дома. Ну а остальные, те, кому нравятся клоуны и живодеры, не сильно по нам скучали.

Только политика не цирк. У нашего клоуна есть планы, и они, кажется, все же нас касаются. Он хочет строить стены, чтобы отгородиться от инаковыглядящих и инаковерующих. Он хочет порвать с нашими друзьями и дружить с диктаторами. Оппонентам своим он обещает то суд, то банкротство. Не по-нашему это все. Рынки падают, все в панике, кроме тех, конечно, кто все еще видит клоуна на ринге, а не президента в Белом доме. Но и они увидят.

Есть у нас, у инакомыслящих американцев, и поводы для надежды. В Северной Каролине, к примеру, в 2012 г. республиканская партия взяла обе палаты законодательного собрания и кресло губернатора впервые с 1870 г. (до этого они нередко получали в свои руки то исполнительную, то законодательную власть, но никогда – то и другое одновременно). Обрадовавшись, консерваторы тут же принялись уменьшать доступ к репродуктивной медицине, урезать бюджет университетов, ограничивать автономность муниципалитетов, блокировать проекты, связанные с изменением климата, и даже запретили транссексуалам пользоваться «не родным» туалетом. В общем, мракобесие.

Ответом стало движение «Праведный понедельник» (Moral Monday), участники которого каждый понедельник в течение трех лет занимали центральные площади города Роли и иногда даже здание законодательного собрания. Движение разрослось, его ответвления появились в Южной Каролине, Джорджии, Иллинойсе и даже далеком Нью-Мексико. Голоса еще считают, но, по имеющейся на момент сдачи текста информации, губернатор Северной Каролины Пэт Маккрори 8 ноября проиграл. В Северной Каролине хотя бы настанут несколько иные времена, чем в стране в целом. И за это спасибо.

Но это то, что называется consolation prize – утешительный приз проигравшему. Куш сорвал все же Трамп и, наверно, радуется. Радуются также рядовые республиканские политики, которые так опасались, что их якобы непопулярный кандидат приведет и к их проигрышу. Теперь республиканцы в Вашингтоне, как до недавних пор в Северной Каролине, везде. Сейчас и нового судью Верховного суда назначат, а затем, может, еще двоих и совсем хорошо заживут.

Теперь мы узнаем, чего стоят наши социальные институты – наша пресса и наши университеты, наши общественные организации, религиозные объединения и профессиональные сообщества. Теперь мы узнаем, зиждется ли прочность американской политической системы на мощных устоях и традициях общественного поведения или нет. Мы узнаем, можно ли общественную конструкцию снести одним махом, как это было в России, Венгрии, Турции. Теперь мы узнаем, имеет ли значение плюрализм или все же мы, как и вы, быстро научимся терпеть.

Если повезет, мы скоро уйдем и больше вас тревожить не станем. Кто знает, может быть, и вы когда-нибудь к нам заглянете в страну, где все иначе. А пока, если можно, дайте чаю. Хоть согреемся немного. Холодно стало и идти далеко.

Автор – директор Института России при Королевском колледже Лондона (King’s Russia Institute)