Статья опубликована в № 4203 от 15.11.2016 под заголовком: От редакции: Крестовый подход

Крестовый подход

Чем дело против активистов парка «Торфянка» похоже на «болотное»

Длящееся почти полтора года противостояние местных жителей и православных активистов из-за строительства в парке «Торфянка» на северо-востоке Москвы православного храма вышло на новый уровень – в него вмешались силовики. Следственные действия с защитниками парка выглядели нарочито устрашающе: обыски в их квартирах стартовали в понедельник в 6 утра силами больших групп, на допрос в Следственный комитет задержанных активистов увозили под телекамеры. После допросов они сообщили, что проходят свидетелями по уголовному делу, возбужденному по ст. 148 Уголовного кодекса «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», которая предусматривает до года лишения свободы за оскорбление чувств верующих. Заявителями себя называют активисты движения «Сорок сороков», которые утверждают, что за последние полгода написали на парковых активистов больше 30 заявлений в полицию об осквернении установленного на месте будущей стройки поклонного креста и воспрепятствовании молебну (см. статью на стр. 03). СКР и РПЦ новости не комментировали, но двумя неделями ранее патриарх Кирилл назвал противников строительства храмов сектантами и язычниками, неоязычниками задержанных назвали и в телерепортаже НТВ об обысках.

Московская патриархия не впервые встречается с протестом против строительства храма. Из-за протестов были изменены локации 27 строек из 200 запланированных. И в случае «Торфянки» московская епархия была согласна на перенос, местные власти согласовали новый адрес за пределами парка и подготовили документы о выделении участка. Казалось, что компромисс приемлем для обеих сторон.

Однако последовала эскалация конфликта со стартом уголовного дела и показательными задержаниями. Язычники и сектанты – в церковном языке это фактически синонимы светским «агентам госдепа» и «пятой колонне», вероятно, настало время дать им окорот. Возможно, мы имеем дело с развитием политической активности РПЦ – теперь силовики реагируют не только на «танцы на солее», но и на протесты против строительства храмов.

Дело против активистов Торфянки впечатляет демонстративным применением силы против тех, кто не несет явной и значительной угрозы обществу, – как это было с болотным делом, рассуждает Александр Верховский из центра «Сова». Конфликт затянулся, возможно, в околоцерковных кругах наконец созрело желание поставить точку и одновременно лишить противников строительства желания сопротивляться в принципе – это тоже роднит дело «Торфянки» с болотным, согласен политолог Алексей Макаркин, но вряд ли речь идет о политическом решении наверху.

Civilyanin
12:18 15.11.2016
Есть существенное отличие дела "Торфянки" от Болотного дела и "Пусси Райот" - активисты защищают территорию у своих домов и свой район. Это не они пошли к власти требовать уважения и свобод, а к ним вломились и навязывают правила, как им дальше жить. Нарушили ранее достигнутые договоренности о переносе площадки для строительства церкви, им (власти? церкви? хоругвеносцам?) уже важен не разумный компромисс, а нарочитое презрение и подавление местного населения. Причем, одни и те же лица крепких молодых людей, причисляющие себя к "Сорока сорокам", "ОР" то и дело засвечиваются на фотографиях во всех горячих точках Москвы, где местное население сопротивляется новым стройкам, уничтожению зеленых насаждений (Теплый стан, Дубки, Кусково, Живописная). Избивают активистов, жгут машины, полиция либо не реагирует, либо открыто игнорирует совершаемые черносотенцами преступления. Что это, как не способ ведения гибридной войны, гражданской гибридной войны с российским народом?
90
Комментировать