Статья опубликована в № 4217 от 05.12.2016 под заголовком: От редакции: Культурные понятия

Искусство ограничит само себя

А государство продолжит поддерживать художников

Пять лет назад Владимир Путин советовал российскому киносообществу принять этический кодекс: «Речь идет не о попытках навязать позицию, заставить выдерживать какие-то правильные идеологические форматы. Я говорю о самоконтроле и ответственности». В минувшую пятницу на совместном заседании совета по культуре и искусству и совета по русскому языку президент продолжил эту линию»: «<...> именно в самой творческой среде должна быть определена грань между циничным, оскорбительным эпатажем и творческой акцией».

Так Путин комментирует последние скандалы, связанные с неясными рекомендациями и скрытыми указаниями чиновников о запрете тех или иных театральных постановок и концертов. В октябре с критикой работы власти в культуре выступил худрук «Сатирикона» Константин Райкин, на заседании президентских советов худрук Театра наций Евгений Миронов высказал Путину общецеховые опасения по поводу ограничения свободы творчества.

Путин легко переиграл деятелей культуры. Поручив министру Мединскому разобраться с конкретным случаем («мы сейчас выясняем», рапортовал министр), президент повторил привычную дихотомию: «<...> принцип свободы творчества считаю абсолютно незыблемым. Однако у всех свобод всегда есть вторая сторона: ответственность <...>».

Логика президента проста, как двухходовка рядового сотрудника КГБ. Государство ничего не требует от художника, но художник может оскорбить чьи-то чувства – а это уже дело подсудное. И слава богу, что подсудное, потому что смотрите, что во Франции случилось с карикатуристами «Шарли Эбдо». Вот то-то! И на чиновников не надо обижаться, они иногда глуповаты, но вам же добра желают.

Поэтому культурное сообщество должно самостоятельно выработать некие критерии – что можно и что нельзя. Ну а государство, безусловно, продолжит поддерживать крупные, социально значимые проекты в области культуры, ведущие творческие коллективы и профильные образовательные учреждения.

Сложившаяся практика взаимоотношений между властью и художниками вполне позволяет президенту так говорить и думать. За поддержкой крупных проектов художники идут на поклон в Минкультуры или к президенту, распределяется поддержка часто в ручном режиме, практически персонально. Такая схема позволяет власти управлять, а Минкульт в ней выступает агентом управления художниками (пресс-секретарь президента Дмитрий Песков высказывался об этом прямо: «Если государство дает деньги на какую-то постановку, государство вправе обозначить ту или иную тему»). Распределение денег требует аппаратной работы, значит, нужен штат чиновников – ну да, не все из них компетентны, но что поделаешь, зато лояльны.

В идеале, наверное, Министерство культуры должно распределять деньги между культурными институциями, отдав содержательные вопросы профессионалам. Но у нас институции размыты или опять же персонализированы, а профессионалам предлагается отдать вопросы самоцензуры.

Выбор редактора