Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4222 от 12.12.2016 под заголовком: Человек недели: Игорь Сечин

Свобода Игоря Сечина

В жанре средневекового рыцарского романа рыцарь-трикстер может поступать, как захочет, но не всегда побеждает

Главному исполнительному директору «Роснефти» Игорю Сечину снова удалось всех удивить. Спустя двое суток после установленного правительством дедлайна он уже докладывал президенту Владимиру Путину об успешно проведенной спецоперации – продаже государственного пакета в 19,5% «Роснефти» консорциуму из швейцарского трейдера Glencore и катарского суверенного фонда Qatar Investment Authority. На первый взгляд все безупречно, но дьявол в деталях (разные суммы, названные Путиным и Glencore, ограниченные риски для трейдера, кредит от Intesa и неназванных российских банков и др.) заставляет усомниться, что сделка такая уж однозначная победа Сечина.

Среди всех соратников Путина руководитель «Роснефти» имеет, вероятно, самую спорную репутацию. Он играет по своим правилам, разыгрывая оперативную или аппаратную комбинацию, а не договаривается, когда ему что-то нужно, в отличие от других государственных акторов. Сечин редко проигрывает и практически всегда получает то, что хочет. Хочет – убеждает остановить приватизацию и конкурс на освоение месторождений имени Требса и Титова, работая вице-премьером в правительстве Путина, хочет – покупает и продает нефтяные активы, уже будучи главой госкомпании. Хочет – просто судится с журналистами, хочет – ставит на грань разорения издательские дома (12 декабря Арбитражный суд рассматривает иск «Роснефти» к РБК на 3 млрд руб.). В офисе его компании арестовывают федерального министра.

Поведение немыслимое в рамках авторитарной государственной системы, где практически все держится на разговорах и личных договоренностях. Но то, что сложно представить в одной системе, может существовать в другой. В мифологических традициях многих стран есть архетип трикстера – человека или антропоморфного животного, совершающего амбивалентные действия или не подчиняющегося общим правилам поведения. Действия трикстера не поддаются однозначной оценке, в том числе и этической, не укладываясь в рамки «положительного» или «отрицательного». Он специфически понимает моральные и социальные ценности; он руководствуется лишь собственными страстями и аппетитами, и, несмотря на это, только благодаря его деяниям ценности обретают свое значение. Истинное или ложное – рассудит история.

В жанре средневекового рыцарского романа рыцарь-трикстер свободен и может поступать, как захочет: он сам выбирает квест – дерется на турнирах, ищет сокровища или убивает драконов, и, следуя его модели, будет развиваться сюжет, в том числе нарушая канон. У всякой истории есть смысл и итог. Но в историях с нарушенным каноном не всегда выигрывает трикстер. Победу может одержать и дракон.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать