Мнения
Бесплатный
Мария Железнова
Статья опубликована в № 4230 от 22.12.2016 под заголовком: От редакции: Вежливый отказ

Нефтяная фига в кармане

Запрет на бурение в американской Арктике – сильный политический жест Барака Обамы

Бессрочный запрет на новое бурение и добычу нефти и газа на арктическом шельфе США, наложенный Бараком Обамой за месяц до окончания президентских полномочий, может стать одним из самых значительных его достижений в экологической сфере. Даже с учетом высоких стандартов безопасности ущерб от разлива нефти в этом регионе будет значительным, а ликвидация последствий аварии осложняется климатическими условиями. Одновременно аналогичный запрет ввела и Канада.

Запрет противоречит объявленным во время предвыборной кампании планам Дональда Трампа расширить разведку и добычу углеводородов на шельфе, но отменить его новой администрации будет крайне затруднительно – прецедентов в американской истории не было. Вывести шельф из зоны возможной нефтегазодобычи Обама смог с помощью закона 60-летней давности, который позволяет производить такие изъятия территорий для защиты локальных экосистем, механизма отмены решения закон не предусматривает. За последние несколько десятилетий такие изъятия проводились 6 раз, ни одно решение не было отменено. Единственный вариант, который гипотетически может быть реализован, – отмена решения по суду, но юристы не берутся оценить перспективы такого иска, не говоря уже о политических последствиях противостояния в суде политики двух президентов.

Введение запрета именно сейчас носит скорее символический характер: единственный шельфовый проект у берегов Аляски (бурение вела Royal Dutch Shell, проект обошелся в $7 млрд) был заморожен еще год назад по экономическим соображениям. Из-за тяжелых штормов компания потеряла буровую, а результаты геологоразведки разочаровали.

Еще лет 10 назад Арктика выглядела очень привлекательно, но теперь мы живем в другом энергетическом мире, с другими ценами на нефть и другими перспективами спроса на нее – теперь арктическая нефть стала слишком дорогой. Ресурсная база отрасли резко увеличилась в результате сланцевой революции, в сравнении с шельфом сланцевые проекты гораздо удобнее, поясняет аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Как минимум еще 10–20 лет мировой рынок не будет чувствовать последствий изъятия Арктики из зоны добычи, полагает аналитик «Атона» Александр Корнилов.

С учетом конъюнктуры жест Обамы выглядит скорее символическим, вряд ли его отмена будет первоочередной задачей Трампа после вступления в должность.

Самоустранение США и Канады с рынка арктических шельфовых разработок едва ли приведет к значительному росту интереса к российским проектам, считает Корнилов. Условия бурения в российской Арктике очень сложны, на долю шельфа приходится только 4% добычи, напоминает Нестеров. Кроме того, доступ к шельфу по российскому законодательству имеют только госкомпании, заинтересованные в разработках иностранцы могут входить в проекты в рамках СП. Но для России Арктика – это вопрос энергобезопасности, развития северных территорий и освоения передовых технологий, говорит Нестеров, что отчасти объясняет приверженность арктическим проектам даже вопреки мировым трендам и экономической конъюнктуре.