Статья опубликована в № 4244 от 19.01.2017 под заголовком: Стратегия: Заход солнца вручную

Заход солнца: вручную или роботами

Экономист Виталий Казаков о преходящей мудрости Дональда Трампа

– А как же заход солнца? – напомнил Маленький принц: раз о чем-нибудь спросив, он уже не отступался, пока не получал ответа.

– Будет тебе и заход солнца. Я потребую, чтобы солнце зашло. Но сперва дождусь благоприятных условий, ибо в этом и состоит мудрость правителя.

– А когда условия будут благоприятные? – осведомился Маленький принц.

– Гм, гм, – ответил король, листая толстый календарь. – Это будет... Гм, гм... Сегодня это будет в семь часов сорок минут вечера. И тогда ты увидишь, как точно исполнится мое повеление.

Маленький принц зевнул.

Антуан де Сент-Экзюпери

«Маленький принц»

Вновь избранный президент США Дональд Трамп одним из основных лозунгов своей предвыборной кампании сделал обещание вернуть рабочие места в Америку. Реализовывать обещания Трамп стал еще до вступления в должность. Будущий президент в течение нескольких недель присвоил себе заслуги ряда американских корпораций, которые объявили о создании новых или сохранении старых рабочих мест на американской земле. Неполный список включает Fiat Chrysler, Ford, Sprint, OneWeb, Softbank, Carrier и др. Однако в большинстве случаев заявления Трампа оказались либо просто неверны, либо решения были приняты еще до выборов, а не стали мгновенной реакцией на обещанное снижение налогов и повышение импортных пошлин. Тем не менее для Трампа ассоциирование с динамикой создания рабочих мест может оказаться удачным политическим выбором, пусть эта динамика и не зависит от политики администрации Трампа, а обусловлена современными тенденциями развития технологий.

В течение десятилетий рабочие места перетекали из Европы и Америки, где трудовые ресурсы были относительно дороги, в страны Азии, где рабочая сила стоила в разы дешевле. Результатом глобализации экономики оказалось удешевление производства товаров, а побочным продуктом – в худшем случае потеря значительной частью европейских и американских синих воротничков своих рабочих мест, а в лучшем – отставание динамики их доходов. Однако на современном этапе технологического развития автоматизация производства создает предпосылки для перемещения производства в обратном направлении – из стран с дешевой рабочей силой в страны, где живут потребители. Удешевление автоматизированного производства исключает ручной труд из производственной цепочки, делает необоснованными затраты на дальнюю транспортировку, а также обеспечивает более высокое качество производимой продукции.

Apple уже вернула обратно в Америку часть своего производства. Tesla строит гигантскую фабрику по производству электрических батарей в Неваде и продолжает инвестировать в роботизацию производства автомобилей. На другой стороне сложившихся товарных потоков тайваньская Foxconn, один из крупнейших на сегодня в мире производителей электроники, пытаясь сохранить бизнес, также заявляет о планах полной автоматизации производства.

Однако риторика Трампа апеллирует к прошлому, а не к настоящему. Тенденция к межстрановому выравниванию трудовых доходов в глобальном мире, приведшая к недовольству выравниваемых сверху, сформировала запрос на реакцию. Деглобализация по Трампу – реакционная политика выстраивания торговых барьеров, в то время как деглобализация, диктуемая экономической логикой и текущим состоянием технического развития, обусловлена целесообразностью локализации производства для уменьшения издержек. Успех второй, вероятно, не помешает президенту Трампу объявить произошедшее своей победой.

Интересно заметить некоторые параллели между сегодняшним положением синих воротничков в новых индустриальных странах Азии и положением рабочих в Европе и Америке на заре ХХ в. Сто лет назад на Западе и сейчас в Азии экономическая эффективность, а значит, и корпоративное выживание достигались за счет максимального использования человеческого ресурса – того, что сегодня назвали бы смещением баланса между работой и отдыхом в сторону работы. Но если сто лет назад на Западе положение рабочих улучшилось за счет распространения всеобщего избирательного права, усиления профсоюзов, введения минимального размера оплаты труда и опасений «красной угрозы» с востока, то сегодня решающий вклад в смещение баланса в сторону отдыха вносит технический прогресс.

Американская и европейские экономики находятся в гораздо лучшем относительном положении с точки зрения перспектив рынка труда по сравнению с азиатскими мировыми фабриками. Не думаю, что будет большим преувеличением предположить, что на каждые 10 000 рабочих мест, замещаемых в Азии на ручных производствах, будут создаваться 1000 рабочих мест в Америке и Европе, т. е. рядом с потребителем, на автоматизированных производствах. Абсолютные же перспективы даже западных рынков труда выглядят не безоблачно из-за внутреннего потенциала автоматизации на этих рынках. Инвестиции в оборудование и новые технологии, традиционно связанные с созданием рабочих мест, все чаще означают инвестиции в роботизацию производственного процесса и замещение рабочих мест, создавая новый запрос на экономическую политику.

Классическая экономическая политика направлена на стимулирование инвестиций и тем самым – на создание рабочих мест. В ситуации, когда человеческий труд перестает быть частью добавленной стоимости во все большем числе экономических процессов, приоритетом экономической политики должны становиться образование и социальная сфера – обучение и переобучение новым навыкам и финансовая поддержка тех, кого переобучить не получится.

Актуальной экономической парадигмой становится конструктивное созидание, а не фискальное и монетарное стимулирование экономики. Глобализация ценностей и институциональной среды, а не товарных потоков. Управление инновационным, а не экстенсивным ростом; талантом и технологиями, а не энергетическими и трудовыми ресурсами; свободным временем, а не работой; изобилием, а не дефицитом.

Мудрость политика заключается в том, чтобы дождаться благоприятных условий и пообещать процветания. Но благоприятные условия надо еще уметь оценить.

Автор – директор программы «Экономика энергетики» РЭШ