Статья опубликована в № 4257 от 07.02.2017 под заголовком: От редакции: ЕС еще поживет

ЕС еще поживет

Союз, в жизнеспособности которого все время сомневаются, отмечает двадцатипятилетие

Двадцать пять лет назад в голландском городе Маастрихт был подписан договор, положивший начало Европейскому союзу (ЕС). Казалось бы, резкое усиление популистов во всем мире и евроскептиков в ЕС, Brexit и победа на выборах в США Дональда Трампа делают юбилей печальным. Однако ЕС хоронили уже столько раз, что к таким ожиданиям стоит отнестись осторожнее.

Financial Times пишет, что, несмотря на негативный эффект Brexit, европейская экономика стабильно растет последние 3,5 года, безработица вернулась к однозначным цифрам, а показатели экономического самочувствия достигли высочайших уровней за последние шесть лет. В прошлом году темпы роста европейской экономики обогнали темпы роста американской (на 0,1% за год и на 0,5% в IV квартале).

Хорошее самочувствие экономики не в последнюю очередь результат жизнеспособности европейской политической системы. Система жива, если в ответ на вызовы и кризисы она умеет быстро формировать альтернативы, говорит политолог Алексей Макаркин.

Британскую ситуацию неверно переносить на Европу. В отличие от европейских государств Британии есть к кому уходить из ЕС (то, что Тереза Мэй стала первым иностранным политиком, с которым встретился новоизбранный президент США, – яркое подтверждение актуальности союза США и Британии). Между тем Германия и Франция, основатели ЕС, остаются друг для друга главными союзниками. Что же касается стран со слабой экономикой (как Греция) и неофитов (как Венгрия), их экономическая зависимость от ЕС куда сильнее усталости от этой зависимости.

Анализ ситуации перед предстоящими в странах ЕС выборами также скорее добавляет оптимизма.

В Германии Ангела Меркель выдвинута единым кандидатом от ХДС и ХСС на сентябрьские выборы в бундестаг. По опросам, уровень поддержки Меркель составляет 35–37%, у ее вероятного соперника на выборах Мартина Шульца из СДПГ – 21–26%. Даже проигрыш Меркель не будет означать победы евроскептиков: Шульц – ярко выраженный проевропейский политик. Во Франции Марин Ле Пен имеет, по последним опросам, 25% поддержки, у ее наиболее вероятного соперника Эммануэля Макрона – 20%. В прямом противостоянии Макрон набирает 63%: Ле Пен может победить в первом туре, но едва ли победит во втором. На мартовских парламентских выборах в Нидерландах правая Партия свободы Герта Вилдерса может получить большинство в парламенте, но для формирования правительства нужно будет создать коалицию с право- и левоцентристами, что не считает возможным никто из аналитиков.

Нежизнеспособность ЕС – популярный тезис с самого его рождения. Похоже, существование на фоне мрачных прогнозов – один из залогов стойкости. Евробюрократия, трудности согласования позиций стран-членов, недостроенный единый финансовый рынок, столкновение европейских свобод с экспансией мигрантов из третьего мира, последствия кризиса 2008–2009 гг., терроризм, сепаратистские настроения – все это есть. А у кого этого нет?