Статья опубликована в № 4288 от 27.03.2017 под заголовком: Статистика: О красоте данных

О красоте данных

Экономист Игорь Николаев о том, что объективная статистика – независимая статистика

Правительство хочет переподчинить Росстат Министерству экономического развития. Чиновники недовольны качеством статистики. В частности, достаточно откровенно высказался на этот счет руководитель Минэкономразвития Максим Орешкин. По его мнению, данные Росстата о динамике основных макропоказателей в феврале 2017 г. не являются репрезентативными по фундаментальным и техническим причинам: «База прошлого, високосного, года, принятая за основу, и перенос на февраль этого года дополнительных праздничных дней исказили статистические данные». Министр посчитал технически неудачным переход Росстата на новую методологию: часто переносились сроки публикации, текущие оценки не всегда базируются на реальных отчетных данных.

Что же вызвало недовольство? Все просто: статистика за февраль оказалась много хуже ожиданий. Промышленное производство упало на 2,7% по сравнению с февралем 2016 г., розничная торговля – на 2,6%, объем платных услуг населению – на 3%, реальные располагаемые денежные доходы населения – на 4,1%. И все эти негативные данные статистического ведомства страны оказались как-то некстати на фоне рапортов о преодолении кризиса и ожиданиях ускоряющегося экономического роста. Напомню, что на недавнем форуме в Сочи премьер Дмитрий Медведев заявил, что падение ВВП прекратилось. А Орешкин спрогнозировал 2%-ный экономический рост в 2017 г.

Действительно, база прошлого, високосного, года и перенос дополнительного праздничного дня на февраль сыграли свою роль в том, что текущие данные выглядят несколько хуже. И что? Что-то не помню, чтобы год назад, когда вышли относительно хорошие данные по високосному февралю, в котором, разумеется, было больше рабочих дней по сравнению с февралем 2015-го, чиновники указывали на эту особенность. То есть когда хорошие данные, никто не вспоминает високосность в качестве причины, когда плохие – на это указывают в первую очередь.

Теперь по поводу новой методологии. С 2017 г. Росстат использует новый классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД2) и новый классификатор продукции (ОКПД2). Эти классификаторы фактически идентичны тем, которые используются Евростатом, т. е. сопоставимость российских статистических показателей с зарубежными будет выше. Подобные переходы всегда вызывают неудобство у пользователей информации. Чтобы обеспечить хоть какую-то сопоставимость с ретроспективными данными, пришлось сделать их пересчет. Более того, по признанию самого Росстата, пересчет был обусловлен не изменением методологии, а необходимостью учета изменений, сложившихся в результате использования предварительных данных сплошного наблюдения за деятельностью малого и среднего бизнеса за 2015 г. В результате тот же основной макроэкономический показатель – динамика ВВП – стал значительно лучше по итогам и 2015 г. (вместо -3,7% всего лишь -2,8%). По 2016 г. на основе старых поквартальных данных получалось снижение ВВП на 0,6–0,7% (по старой методологии). Новый подход дал Росстату результат всего лишь в -0,2%. Уже по новому подходу данные за январь 2017 г. оказались вполне приличными, промышленность показала прирост на 2,3% по сравнению с январем 2016 г.

Этот «правильный» пересчет не вызывал никаких вопросов у чиновников. Все были довольны, экономика, по их оценке, вовсю переходила к росту. И вдруг февраль. Получается, что если все хорошо, то високосность и методология не влияют, а если плохо – они во всем виноваты. И это государственный объективный подход?

Допускаю, что в правительстве были недовольны и другими данными Росстата. К примеру, на днях служба опубликовала данные, которые учитываются при оценке деятельности органов власти регионов. Есть там и таблица с показателями по смертности населения, и впервые она была показана без учета смертности от внешних причин (убийства, самоубийства, случайные отравления алкоголем, несчастные случаи, в том числе ДТП). Естественная смертность зависит от старения населения, уровня здравоохранения, доступности медпомощи, экологии, социально-психологической атмосферы в обществе и т. п. Так вот, в последние годы эта смертность неуклонно росла: с показателя 1175,2 умершего на 100 000 человек в 2013 г. до 1184,6 умершего в 2016 г. В Москве: с 911,4 умершего на 100 000 в 2013 г. до 953,2 умершего в 2016 г. Снижение общего показателя смертности объясняется в значительной степени сокращением числа умерших от внешних причин, что, безусловно, отрадный факт. К примеру, в 2016 г. от всех видов транспортных несчастных случаев погибло на 3100 человек меньше, чем в 2015 г.

Такая статистика естественной смертности вряд ли объясняется только малозаметным старением населения. Может ли она понравиться властям? Нет, конечно.

Так что причины быть недовольными статистикой Росстата у чиновников могут быть разными. Отсюда, можно не сомневаться, и родилось простое предложение переподчинить Росстат Минэкономразвития.

Достоверности информации это явно не добавит. В передовой зарубежной практике стараются, напротив, обеспечить органам статистики максимально возможную независимость. Бюро статистики труда, которое рассчитывает индекс потребительских цен в США, – организация, руководитель которой не может быть снят с должности даже президентом США. Россия, казалось бы, двигалась в последние годы в правильном направлении. Нынешнее прямое подчинение правительству состоялось при формировании кабинета министров образца 2012 г., до этого Росстат был под Минэкономразвития (с 2008 г.). И в 2012 г. это абсолютно верное решение состоялось по рекомендации ОЭСР. Во времена СССР, кстати, Центральное статистическое управление было с 1948 г. при Совете Министров.

Росстат, естественно, не безгрешен в своей работе. И у нас, пользователей его информации, иногда возникают вопросы по поводу качества, достоверности данных. Были вопросы и совсем недавно по пересмотренным данным о ВВП за 2015–2016 гг. Но надо отдать должное Росстату – он довольно быстро опубликовал комментарий о производстве и использовании ВВП за 2016 г., разъяснив причины того, почему оказались столь серьезно скорректированы показатели.

Подчинять Росстат какому-либо министерству категорически нельзя. Напротив, требуется повышать его независимость. Если нам нужно реальное понимание того, что происходит в экономике, а не «правильные» цифры.

Автор – директор Института стратегического анализа компании «ФБК Grant Thornton»

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)