Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь|Андрей Синицын
Статья опубликована в № 4291 от 30.03.2017 под заголовком: От редакции: Политика в нагрузку

Политика в нагрузку

Получить государственные услуги без дополнительных политических все сложнее

Органы опеки помогают полиции оказывать давление на оппозиционеров. Преподаватели занимаются политической пропагандой на уроках и лекциях. Полиция и Росгвардия нарушают все возможные правила при задержании участников протестных акций. Вроде бы не удивительные для России вещи, но интересно посмотреть на них с точки зрения общего блага.

Эти и другие государственные институты отвечают за производство общего блага, государство финансирует его из своих доходов (т. е. в том числе налогов, выплачиваемых гражданами и организациями). Такие блага, как внешняя и внутренняя безопасность, достаточное среднее образование и удовлетворительное состояние здоровья граждан, – ответственность государства. Мы, как граждане, потребляем эти услуги. Их качеству и доступности все время что-то мешает – то кризис 1990-х, то коррупция и монетизация статусов, как в тучные 2000-е. Похоже, сейчас наметился новый тренд: все сложнее потреблять чистые услуги, которые прописаны в функциях этих организаций законом; к ним в нагрузку все чаще идут ненужные потребителю политически мотивированные услуги.

В среду СМИ сообщили, что органы опеки пытались изъять детей из семьи арестованного на 14 суток лидера протестующих петербургских дальнобойщиков Андрея Бажутина под предлогом того, что они остались без присмотра. Изъятию детей помешало срочное возвращение из больницы беременной супруги Бажутина, лежавшей на сохранении.

Такие случаи бывали и раньше: в 2011 г. органы опеки предъявляли претензии к условиям жизни детей Евгении Чириковой (защищала Химкинский лес), в 2012 г. – сына активистки Марии Бароновой. Правда, обе были дома, а не под арестом.

Учителя по советской еще традиции работают в избирательных комиссиях и на выборах порой подписывают протоколы с подтасованными результатами. Но до недавнего времени они не занимались пропагандой на уроках «правильного» мнения о том, кто враг и кто защитник страны. Преподаватели в вузах не требовали учить списки «пятой колонны». Врачи довольно долго после распада СССР не отправляли на принудительное лечение подсудимых по политическим статьям. А помощь ВИЧ-инфицированным не зависела от представлений о «духовных скрепах» и правильном сексуальном поведении. Полиция мобилизовывалась в случае протестов, но в остальное время занималась своим делом, а не гнала вал «экстремистов». Сегодня мы это все видим в новостях.

Эти институты действительно производят общее благо, но государство может вменить им обязанность обслуживать частные интересы госаппарата. Раньше это было дополнительной функцией, говорит политолог Владимир Гельман. Теперь мы наблюдаем ужесточение давления и рост требований к обслуживанию интересов госаппарата. Стимулы становятся негативными – за то, что твои ученики вышли на митинг или в твоем районе волнения, ты можешь получить по голове. Все это накладывается на более изощренные методы давления, которые могут распространяться на родственников, в том числе детей или пожилых. Такие практики будут расширяться: власти напуганы протестом.

Читать ещё
Preloader more